Каждый хочет кусок пирога, или зачем вузу создавать и поддерживать инновации. Для чего нужны инновации


Что такое инновации и для чего они нужны

Недавно прочитал интересную книгу Инновационный бизнес. Формирование моделей коммерциализации перспективных разработок.

Здесь я хочу привести несколько фрагментов этой книги, которые в общих чертах объясняют, что такое инновации и для чего они нужны.

Простой обмен товарами, востребованными для удовлетворения базовых потребностей человека, давно пройденный этап. Сегодня экономические институты всех развитых стран мира ориентированы на поиск и формирование таких человеческих потребностей, удовлетворение которых без серьезных научно-исследовательских работ попросту немыслимо.

Современные потребительские товары — плод работы многих тысяч инженеров и дизайнеров, экономистов и психологов. Что заставляет инженеров и маркетологов двигать прогресс, наполняя и без того прекрасный автомобиль десятками электронных помощников, разработанных с использованием сотен инженерных решений, каждое из которых само по себе результат многолетних исследований десятков научных учреждений? Зачем «изобретать велосипед», когда еще несколько столетий назад люди научились ездить на двухколесных агрегатах, приводимых в движение мускульной силой? Что заставляет покупателя выкладывать все новые и новые «миллионы» за удовлетворение все тех же, на первый взгляд, потребностей? Чем руководствуются изобретатели и инженеры, десятки раз перерисовывая один и тот же узел, зачем-то пытаясь улучшить его функциональные показатели на единицы процентов?

Ответ на все эти риторические вопросы дал в своих работах выдающийся ученый-экономист, автор термина «инновации» и основоположник теории инноваций Йозеф Алоиз Шумпетер.

В чем же суть инновационной деятельности? Шумпетер в своих работах пишет, что это «роль инноватора в привлечении в бизнес таких решений, которые позволят ему получить сверхприбыль по сравнению с конкурентами». То есть главная задача инновационной деятельности — увеличение прибыльности бизнеса путем привлечения в него каких-либо новых, нетрадиционных в данной сфере решений и технологий.

Предприниматель, впервые начавший использовать в своем бизнесе нечто новое, нетрадиционное или впервые предложивший на рынке некий новый товар, получает уникальный шанс завоевать лояльность покупателей. Именно таких предпринимателей Щумпетер назвал «инноваторами». Когда остальные участники рынка сориентируются и также начнут предлагать своим клиентам аналогичный товар, этот товар уже перестанет быть новинкой и приносить сверхприбыль — инновация совершит свой цикл и станет традиционным товаром. Для получения очередной сверхприбыли необходима будет уже следующая инновация и т.д.

Фактически мы имеем дело с монополией, которая образуется на некоторое время, пока конкуренты не научились производить аналогичный товар. Эта монополия получила название «инновационная монополия». Мечта любого бизнесмена — быть монополистом, и использование инноваций является тем уникальным шансом, который позволяет эту законную монополию обрести.

Таким образом, привлекательность инновационной деятельности для бизнеса состоит в том, чтобы обрести возможность и право на некоторый период стать монопольным продавцом на рынке, диктуя цену на свой уникальный товар в пределах покупательской способности потребителей.

Научная деятельность — использование ресурсов для генерации новых знаний. (tweet)Инновационная деятельность — применение новых знаний для генерации прибыли. (tweet)

В последние годы благодаря популяризации инновационной деятельности, в том числе из уст высших должностных лиц нашего государства, в обществе начало складываться не совсем верное понимание этого термина. Подавляющее большинство научно-технических работников и научных сотрудников стали называть себя инноваторами, ссылаясь на то, что суть инновационной деятельности в генерации знаний. Это глубокое заблуждение. Генерация знаний является одной из ключевых задач человечества в целом. Это необходимый инструмент существования и развития человеческой цивилизации. Генерация, сохранение и передача знаний потомкам — это глобальный вопрос создания научно-культурного наследия любого современного государства, но не вопрос инновационного предпринимательства.

Злоупотребляя непониманием различий между научной и инновационной деятельностью, многие ученые подменяют понятия и пытаются под знаменами коммерциализации искать новые источники финансирования своей научно-исследовательской деятельности.

Предприниматель, коим, как правило, является менеджер проекта коммерциализации, ориентирован совершенно иным образом. Для него главное — прибыль. Для этого он готов использовать свои знания, умения, догадки, интуицию. Привлечение авторов технологий в проект и использование их знаний подчинено все той же цели — получению прибыли.

Интересно отметить, что в условиях современной экономики потребители становятся, с одной стороны, все более разборчивыми и требовательными, а с другой — все более зависимыми от производителей. Производители наперебой предлагают все более совершенные и замысловатые товары и услуги, убеждая покупателей в том, что именно этот товар им (потребителям) в настоящий момент совершенно необходим. Каждый продавец просто играет свою роль «инноватора», пытаясь на мгновение стать монополистом. Это не что иное, как проявление конкурентной борьбы, победа в которой практически невозможна без применения такого оружия, как новый, «инновационный» товар.

Мода на инновации приходит каждые шесть лет. Каждое новое поколение топ-менеджеров с энтузиазмом вступает на путь поиска очередного новшества, которое перевернет мир, и сталкивается все с теми же трудностями — с необходимостью выпалывать сорняки, заглушающие хрупкие ростки инноваций. За последние 25 лет прокатились как минимум четыре волны ужесточения конкуренции, а значит, и широкой популярности инноваций.

Нынешняя инновационная волна поднялась в совсем другой обстановке. Осознав, что невозможно бесконечно приобретать новые предприятия, и освободившись от чар технологий, компании нацелились на органический рост. General Electric, IBM и другие выжившие гиганты стали рассматривать развитие инноваций как часть корпоративной политики. На этот раз основная форма инноваций — новая продукция, которая отвечает новым запросам потребителей. В эту эпоху знаковыми можно считать такие инновации, как iPod Apple и швабры Swifter компании Procter & Gamble.

Как донести до понимания покупателя, что ему следует приобрести мобильный телефон производства именно нашей компании? Нужно, чтобы он чем-то выделялся из множества аналогичных устройств.Например, можно совместить мобильный телефон с фотоаппаратом. Будет ли он при этом лучше и качественнее звонить и выполнять основные функции? Вряд ли. Зато его купят с несколько большей вероятностью.

Впервые мобильные телефоны со встроенной фотокамерой выставила на рынок японская компания J-Phone в 2000г. Уже в 2003 г. каждый шестой (!) проданный в мире мобильный телефон был оснащен встроенным фотоаппаратом. В 2006г. эта цифра увеличилась вдвое.

Когда подобные устройства только появились, качество фотоснимков оставляло желать лучшего. На полученном кадре можно было разве что различить основные мотивы изображения, без претензии на фотографическую точность. Современные камерафоны позволяют делать снимки неплохого качества, сравнимого со сделанными цифровыми аппаратами самого начального уровня. Некоторые же модели сегодня уже могут похвастаться вполне приличными оптикой и разрешением.

Именно конкурентная борьба заставляет производителей изобретать все более изощренные способы исказить представления покупателя о его потребностях таким образом, чтобы при виде нового товараон погружался в нирвану и чувствовал, что наконец-го нашел именно то, что ему в данный момент нужно. С учетом высокой степени разборчивости современного покупателя «идеальным» товаром может стать только некое новое предложение, в том числе основанное на применении результатов НИОКР при производстве этого товара. Очевидно, что, перед тем как выпустить на рынок мобильный телефон со встроенной фотокамерой, компания J-Phone провела значительное количество исследований и технических испытаний своей новой продукции.

www.softwareandstartups.com

что это и зачем они нужны? |

Инновации: что это и зачем они нужны?

 

ТРИ КИТА ИННОВАЦИИ

В чем же разница между инновацией и модернизацией? Методология требует различать поддерживающие инновации (то, что можно назвать модернизацией или нововведениями) и прорывные инновации (собственно инновацию). На примере это выглядит так: поддерживающая инновация – это усовершенствование конструкции наперстка, позволяющее увеличить производительность швеи в два раза. Прорывная инновация – это уже примитивная швейная машинка, обеспечивающая рост производительности в несколько тысяч раз.

Основная сложность, с которой сталкивается бизнес в рамках внедрения поддерживающих инноваций, – это полное отсутствие интереса к любому роду изменений. К тому же польза от внедрения нововведений не всегда экономически очевидна и зачастую не может быть оценена компанией в рамках установленных горизонтов планирования. Даже если развитием и модернизацией продукта занимается отдельное подразделение, любые нововведения требуют дополнительного привлечения ресурсов организации, а также отступлений от установленных бизнес-процессов.

Насаждение инновационной культуры, как и любых изменений, в большинстве случаев не может происходить без желания руководства, как не может опираться исключительно на внутренние ресурсы организации, поскольку нередко невозможно обойтись без участия внешних консультантов. Дело не только в том, что внешние компании имеют более четкое представление о методологии внедрения изменений, внешние консультанты в меньшей степени связаны стандартными процессами и  правилами, принятыми в рамках организации. Привлеченные специалисты могут помочь сгенерировать несколько весомых идей, внятно стандартизировать процесс их внедрения, но они вряд ли будут способны качественно изменить мышление сотрудников и динамику их взаимоотношений, что является ключевым достаточным  фактором для инновационной культуры организации. Кроме того, не каждый консультант признается, что его основной задачей является получение последующих заказов от компании клиента, и в этом свете роль внешнего консалтинга в прививании инновационной культуры рекомендуется рассматривать исключительно как вспомогательную.

Определенная сложность внедрения новых идей лежит в самой природе инновационного процесса. Практически любое нововведение может быть охарактеризовано тремя переменными, которые обратно зависимы между собой: новизна идеи, близость к реальности (рынку) и сложность внедрения. То есть если продукт или идея действительно уникальные, то, вероятнее всего, они далеки от рынка в плане цены либо освоение продукта будет связано с  чрезвычайными затратами ресурсов компании. Напротив, если идея реальна и ее достаточно просто внедрить, скорее всего, ее сложно назвать новаторской. Нововведения, которые в равной степени удовлетворяют всем указанным параметрам, – это то, на что компаниям следует ориентироваться при разработке иннова-ционной стратегии.

НА 50-М МЕСТЕ

Система  школьного и высшего образования бывшего СССР достаточно  успешно прививала советскому человеку тягу к нововведениям и рационализаторству. Издавалось множество соответствующей литературы, проводились турниры по ТРИЗу (теория решения изобретательских задач), регулярно происходил обмен опытом в рамках отдельных отраслей и производств.   Молодой специалист, приходящий  на предприятие, первым делом писал рационализаторские предложения, но, как правило, только первые из них хорошо оплачивались. Зато повсеместно проводились конкурсы и конференции специалистов для обмена опытом. Однако отличительной особенностью нововведений и рационализаторских предложений в Советском Союзе являлась ориентация на повышение производительности труда и эффективное использование имеющихся ресурсов, тогда как в то же время западная теория во главу угла ставила увеличение ценности продукта для  потребителя.

Несмотря на то что советская школа нововведений имела весьма высокий уровень и глубокие традиции, в годы рыночных реформ не происходило даже простого воспроизводства научно-технического потенциала, был серьезно нарушен цикл инновационной деятельности, что во многом и является причиной существующего положения дел с инновациями в Российской Федерации.

Консалтинговая компания BCG совместно с несколькими отраслевыми организациями разработала так называемый глобальный инновационный индекс, учитывающий различные аспекты инновационной деятельности: количество подаваемых патентных заявок,  коммерческие результаты инновационной деятельности, активность государственных институтов в поддержке инноваций. Российская Федерация занимает в этом рейтинге 50-е место (между Болгарией и Саудовской Аравией),  США – 9-е место, Германия – 26-е, на первом же месте – Сингапур. В схожем рейтинге, который выпускает бизнес-школа INSEAD, мы заняли в 2011 году 56-е место, что в целом весьма точно отражает положение дел с инновациями в России. Интересно, что Китай значительно опережает нас в обоих рейтингах.

НА ПРИМЕРЕ АВТОМОБИЛЕСТРОЕНИЯ

Огромное значение для компаний, задействованных в инновационном процессе, имеет способность, во-первых, эффективно коммерциализировать нововведения, а во-вторых, отфильтровывать идеи, бесперспективные с коммерческой точки зрения. Генерация же самих идей в этом случае приобретает второстепенное значение.

 

Если обратиться за опытом нововведений к мировым автомобильным компаниям, которые занимают 6 строк в списке 20 компаний с крупнейшими вложениями в исследования и разработки по итогам 2011 года, то определенно можно выявить ряд схожих особенностей их деятельности касательно инноваций в отраслях, связанных с высокими капитальными затратами.

Во-первых, компании уже не занимаются разработкой автомобилей самостоятельно, значительная часть разработок передана поставщикам по причине того, что те в свою очередь обладают большим опытом в области конкретного узла или системы. Поставщики производят схожие узлы для нескольких клиентов, что позволяет им добиться стоимостного преимущества при сравнении с  собственным производством компании. Автомобильным компаниям в большей степени отводится роль системных интеграторов решений поставщиков, первые привлекают ресурсы вторых к созданию стоимости поставщиков и разделяют с ними инновационные риски.

Во-вторых,  подразделения, связанные с разработкой  и дизайном новых продуктов, как правило, являются независимыми организациями или выведены из-под крыла жестких корпоративных стандартов материнской компании. Сотрудники данных подразделений чаще всего находятся в более мягких условиях, чем остальные работники. По мере проработки новых моделей компании демонстрируют их в виде концептов, чтобы определить, насколько они соответствуют ожиданиям потребителей.

В-третьих, компании автомобильного сектора активно привлекают внешние инженерные консалтинговые компании к разработке новых моделей платформ. Во многом это обусловлено тем, что специалисты инженерных консультационных компаний обладают более широким пониманием индустрии, динамики ее развития и новых рынков. В то же время глубина их вовлечения может быть ограничена по причине участия консультантов в деятельности других производителей. Выстроенные таким образом цепочки отношений между поставщиками, по-требителями  и инженерными компаниями-консультантами позволяют автомобильным компаниям-производителям управлять процессом генерации новых идей и коммерциализации инноваций.

ЧТО ПОМОЖЕТ РОССИЙСКИМ ИННОВАЦИЯМ?

По сравнению со скандинавскими странами, США или Израилем, в Российской Федерации сравнительно низкие показатели по стоимости затрат на инновации. Мы  значительно уступаем в результатах инновационной деятельности и бывшему СССР. Трудности инновационного процесса в Российской Федерации во многом связаны с психологической неготовностью российского общества к нововведениям и инертностью российской институциональной среды. Это подтверждается низким уровнем взаимного доверия и социальных инициатив, бюрократией и высоким уровнем коррупции. Помимо этого отсутствует и стимул к инновациям из-за конкуренции, что объясняется запасом природных ресурсов, достаточным для поддержания экономического роста страны, и устоявшимся положением России в контексте международного разделения труда.

В настоящее время для изменения существующего положения дел с инновациями в различных организациях, близких к правительству и министерствам, ведется много разговоров о необходимости повсеместного внедрения так называемых технологических коридоров (технологических регламентов). Целью введения данных ограничений является необходимость повышения конкурентоспособности продукции российских производителей несырьевого сектора до уровня мировых аналогов в свете ступенчатого вступления страны в ВТО. Однако из-за отсутствия подобных мероприятий на протяжении последних 15–20 лет и описанных выше особенностей российской институциональной среды, применение данных стимулов, скорее всего, не приведет к ожидаемым  результатам.

Зачем платить больше?

Путем анализа развития компаний, являющихся признанными лидерами в плане генерации и внедрения нововведений, установлено, что в долгосрочной перспективе отсутствует корреляция между затратами на исследования и разработки и финансовыми результатами компаний. Средние значения передовых компаний достигали 9,3–9,6% от годовых оборотов компаний в 2011 году. Например, компания Toyota в 2011 году потратила на разработки и исследования 9,9 млрд долл., или 4,2% от оборота, Microsoft – 9,0 млрд долл. (12,9%), Volkswagen Audi Group – 7,7 млрд долл. (3,5%), Daimler (марка Mercedes) – 6,6 млрд долл. (6,5%). В то же время  Apple со своими 2,4 млрд долл. (2,2%) и Google c 5,2 млрд долл. (13,6%) занимают далеко не самые первые места по величине абсолютных затрат на исследования и разработки, однако именно эти компании принято считать инновационными.

Вопросы менеджеру

Наиболее признанной теорией, описывающей возникновение прорывных инноваций в индустриальном обществе, является теория советского экономиста-социолога Николая Кондратьева. Его теория базируется на циклах длиной 40–50 лет, каждый из которых приносит сдвиг устоявшихся парадигм, приводя к качественным изменениям во всех отраслях экономики. Результатом первого цикла 1803–1843 годов были промышленное использование угля и появление текстильных фабрик, результатом второго цикла считается  черная металлургия, железные дороги и серийно производимый паровой двигатель. К достижениям пятого цикла, к завершению которого мы подходим в 2013–2018 годах, можно отнести развитие электронной техники, коммуникации и робототехники. По мнению специалистов, следующий, шестой цикл инноваций принесет прорыв в плоскости пересечения нано-, био-, информационных и когнитивных технологий (Nano-Bio-Information-Cognitive).  Как считают специалисты, NBIC – главная аббревиатура завтрашнего дня.

bk-journal.ru

Философия инноваций: №1 Зачем нужны инновации?

Инновация это осознанное улучшение деятельности, направленное на снижение затрат времени, энергии и материи, в процессе этой деятельности.

(В большинстве случаев, все сводится к затратам времени, так как затраты на энергию и материю можно также выразить в затратах времени.)

Деятельность в свою очередь, направлена на достижение определенных целей.

Цели же, возникают исходя из ценностей человека.

Таким образом упрощенно: — Инновации, это ускорение в получении ценностей.

Лучше достичь цели завтра, чем послезавтра.

Инновации обозначают деятельность человека, и практически никогда этот термин не применяется в отношении животных. Хотя некоторые виды животных применяют инструменты, могут обучаться новым приемам, применять их в жизни, и передавать эти приемы, через образовательную систему, последующим поколениям. Разницу можно найти в том, что животные не применят термин инновации применительно к своей деятельности, и не используют инновации,  в отличие от человека,  для улучшения самого процесса инноваций.

А у нас есть даже инновационная программа, для перехода на инновационную экономику. Мы можем применять инновации, даже в нашем мышлении, устраняя противоречия между ценностями и нашими фактическими действиями.

Ценности, формируются в результате множества факторов, и рассматриваются здесь в качестве исходных понятий как данность.

(О ценностях не спорят)

Ценности у разных людей могут быть разными, или одинаковыми, но противоречивыми. Но есть так называемые общечеловеческие ценности, которые не противоречивы у совпадают у большинства землян. Например, практически все люди, хотят быть здоровыми.

Темпы инновационных улучшений определяют развитие стран.

Понятно, что страна, которая быстро улучшается, имеет все шансы стать самой развитой страной.

Отсталая страна может быстро копировать проверенные инновации, и быстро догонять лидеров. Быть в хвосте у лидеров, легче. Так велосипедист может разогнаться выше сотни км. в час, по ровной дороге, если будет двигаться в хвосте за грузовиком.

При вхождении в группу самых развитых стран, скорость инноваций замедляется, так как необходимы затраты времени на экспериментальную проверку инноваций.

Тут будут похожие посты. Загружаются.

razumnye.org

новое – не всегда забытое старое

Курс на инновации – это сегодня в нашей стране и модная «фишка», и следование общемировому экономическому тренду, и то, о чем говорят на каждом шагу, – это действительно новые возможности для любого бизнеса.

Классификация инноваций бизнеса

В случае с инновациями старинная поговорка о том, что все новое – это хорошо забытое старое, не работает. Суть инноваций как раз и заключается в том, что это новое – действительно новое. Нечто, чего до его возникновения действительно не было.

При этом под инновациями следует понимать новшества в самом широком смысле слова, то есть не только уникальные высокие технологии, как порой ошибочно считают, а вообще любые изменения, связанные с новыми идеями. Не только открытия и изобретения, но и новые маркетинговые ходы (например, вирусный маркетинг), новые коммуникационные стратегии (в том числе внутрикорпоративные), новые подходы к презентации продукции и так далее, и тому подобное.

Инновационной может считаться не только компания, которая наподобие Apple предлагает ноу-хау, но и компания, которая делает резкий поворот на своем бизнес-пути и меняет развиваемое направление, или расширяет спектр услуг, или дополняет существующий бизнес смежным.

В общем и целом можно говорить о том, что инновации помогают компаниям опередить конкурентов, получить дополнительную прибыль за счет снижения издержек, увеличения производительности, создания новых продуктов и новых рынков и т.д.

Важно понимать, что все инновации можно подразделять на разные типы. Существует классическое определение Шумпетера, согласно которому есть пять видов инноваций:

  • Использование новой техники или новых технологий производства и / или сбыта;
  • Внедрение новой продукции с новыми свойствами;
  • Использование нового сырья;
  • Изменения в организации производства и в управлении предприятием;
  • Появление новых рынков сбыта.

Таким образом, мы приходим к выводу, что и компании, работающие с разными типами инноваций, отличаются друг от друга: какие-то работают в отраслях, сама суть которых – изобретение чего-то нового, другие компании просто берут курс на обновление, а при этом могут работать в любой сфере – от украшений ручной работы до огранки алмазов.

Кроме того, инновации делятся на радикальные, революционные, которые коренным образом изменяют ситуацию в отрасли или сразу нескольких сферах человеческой деятельности, и поддерживающие, которые незаметны стороннему наблюдателю.

Иными словами, отличаются инновации, имеющие вес для целого сегмента экономики, и инновации внутри отдельной компании. Например, внедрение автоматизированного учета, который сам по себе инновацией не является, может стать инновацией для конкретного бизнеса, который ранее системой автоматизированного учета не пользовался.

Развитие по направлению к новому

Каким же образом инновации могут занять достойное место в жизни компании? Первым шагом, разумеется, будет принятие принципиального решения о курсе на инновации. Компании, руководители которых считают, что инновациями достаточно заниматься время от времени, не смогут внедрить в практику тотальных инноваций.

Стереотипы свойственны любой организации. Шаблонное мышление и устоявшиеся поведенческие модели неизбежно возникают как следствие успешного прошлого опыта, но от этого важно отказаться: не воспринимать накопленный опыт как единственные правила ведения бизнеса.

Компании должны принять осознанное решение об устранении стереотипов, которые препятствуют внедрению инноваций, а руководители обязаны на личном примере демонстрировать образ мышления и поведенческую модель, которых они хотят добиться от своих сотрудников.

Желающие продвигать идею инноваций столкнутся с тем, что это решение повлечет за собой целый ряд логически вытекающих изменений. Скажем, в компаниях, которые придерживаются принципа тотальных инноваций, складывается особый тип корпоративной культуры, стимулирующий новаторство.

Персонал не просто информируют о благах, которые принесут инновации, он активно вовлекается в деятельность особого рода. В подобных компаниях всегда хорошо отлажен процесс оценки новых идей и предложений (причем безотносительно иерархической лестницы зачастую), а представители разных функциональных направлений эффективно сотрудничают в рабочих группах и используют новые инструменты и процессы, позволяющие обеспечить оптимальное сочетание творческой энергии и дисциплины.

Для внедрения тех или иных инноваций в компании руководство обязано ответить (хотя бы себе лично) на ряд важнейших вопросов: Где, когда и как внедрять инновации (какие конкретно инновации обеспечат наибольшую отдачу: нужно ли вкладываться в изобретения, или следует поменять бизнес-идею, или следует внести изменения в сам продукт и т.п.).

Оценить эффективность и уместность инноваций (часто компании реализуют инновационные проекты, не соответствующие общей стратегии развития, и в этом контексте проекты оказываются затратными, но не работающими, поэтому логичнее внедрять меньше инноваций, но лишь полезных, а не гнаться за инновациями как за явлением, не вкладывая в них конкретный смысл для решения бизнес-задач).

Оценить финансовые риски (чтобы правильно инвестировать в инновации, организации должны в полной мере использовать накопленные ими знания об отраслевой специфике, технологиях и поведении клиентов: при наличии верных финансовых ориентиров это поможет создать полезную стоимость как для целевого сегмента клиентской базы, так и для самой компании).

Обеспечить сбалансированный портфель инноваций (имея на вооружении ряд проектов, можно обеспечить более гибкое поведение на рынке в контексте управления рисками; при этом под разницей в проектах понимаются не разные варианты в одном направлении развития, но варианты инноваций в разных функциональных подразделениях компании).

Адаптировать организационную модель к восприятию инноваций (стандартный подход, рассчитанный на существующую бизнес-модель, не сработает, если инновационная разработка значительно отклоняется от основной бизнес-модели компании).

Последний пункт очень важен. Мы уже говорили о том, что в компании, взявшей курс на инновации, должна быть особая атмосфера, где каждый может чувствовать себя носителем новых идей. Так формируется особая система мотивации и поощрений, создается пул идей, принимаемых от всех сотрудников безотносительно иерархической лестницы (когда даже новые и совсем юные сотрудники могут самовыразиться в изобретении новшеств), и т.п.

Но, есть и ещё одна тенденция, которая в последнее время встречается в отечественных компаниях. Последний тренд, о котором говорят сегодня в кадровых агентствах, – поиск «специалистов по инновациям» или даже «директоров по внедрению инноваций». Западные компании уже пережили этот этап становления, а мы, как водится, перенимаем все с некоторым опозданием.

По словам специалистов, в таких гигантах, как Intel, Google, P&G, GE или WalMart, должность директора по инновациям традиционно считается одной из самых почетных и ответственных. Это и неудивительно: топы на подобных позициях должны соблюдать известный баланс – получать постоянно растущую прибыль от существующего бизнеса и развивать новые идеи, что очень непросто.

Каждой компании следует самой решить, насколько такая непривычная и высокооплачиваемая должность необходима. Возможно, участия руководства, создания нужной атмосферы и структуры будет достаточно. Главное ведь в любом случае – это становление на путь по направлению к новому.

И под конец хотелось бы акцентировать внимание на том, что инновации довольно сложно измерить количественно, но их преимущества интуитивно понятны . Достаточно почитать бизнес-рейтинги, и там окажутся лишь те компании, вокруг которых то и дело на все лады склоняется слово «инновации». Не говоря уже о том, что на глобальном мировом и на региональном российском уровне инновации планомерно возводятся в ранг знаковых достижений. Это не только эффективно, но и модно.

Основываться на принципах инновационной деятельности – это фактически означает позиционировать себя как продвинутый бизнес, как компанию, идущую в ногу со времени, а то и обгоняющую его. А именно это ассоциируется с развитием и успехом.

business-and-banks.ru

Обзор: ИКТ в госсекторе 2014, Что такое инновации и зачем они нужны государству

«Поставьте в ряд столько почтовых карет, сколько пожелаете — железной дороги у вас при этом не получится,» – так объяснял разницу между экономическим ростом и экономическим развитием Йозеф Шумпетер, австрийский экономист, который ввел в обиход термин «инновация». Причем инновация – это не обязательно новый товар. Это может быть услуга, технология, бизнес-процесс, способ организации производства, бизнес-модель, новый рынок– все новое, что обеспечивает качественные изменения в экономике и в условиях жизни. А людей, которые задумывают и осуществляют инновации, Шумпетер называл предпринимателями.

Источник: Й. Шумпетер, Теория экономического развития, 1911

Наверное, нам жилось бы спокойнее, если бы экономическое развитие шло строго поступательно. Но, увы, экономика развивается волнообразно, фазы роста сменяются фазами падения, когда происходят кризисы. Русский экономист Николай Кондратьев, исследовав динамику крупных инноваций за полтора столетия, пришел к выводу, что в течение примерно двух - двух с половиной десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений. Широкое применение этих изобретений в сфере промышленной практики, связанное, несомненно, с реорганизацией производственных отношений, совпадает с началом повышательной волны больших циклов, продолжительность которых он оценивал в 50-55 лет. Йозеф Шумпетер поддержал гипотезу Кондратьева, представив экономическое развитие как последовательность восходящих пульсаций, обусловленных распространением соответствующих кластеров взаимосвязанных нововведений – инноваций.

Каждая волна связана с какой-то ключевой инновационной технологией, определяющей весь пейзаж рынка. В прежние периоды это были ткацкие фабрики, железные дороги, электричество, автомобили.

Николай Кондратьев, исследовав динамику крупных инноваций за полтора столетия, пришел к выводу, что в течение примерно двух - двух с половиной десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений

Инновации определяют конкурентоспособность стран

Уолт Ростоу (W. Rostow) в своей классической работе «Стадии экономического роста. Некоммунистический манифест», написанной в 1960 г., предположил, что страны проходят пять стадий экономического роста, а Майкл Портер (Michael Porter) в 2002 г. дополнил эту типологию тремя фазами экономического развития на основе влияния инноваций и предпринимательства, соответствующие экономикам различного уровня зрелости: ресурсно-ориентированной (factor-driven), базирующейся на росте эффективности (efficiency-driven) или инновационной (innovation-driven).

Ключевая идея довольно проста: в ресурсной экономике инновации почти не нужны. На следующей фазе развития, когда требуется обеспечить эффективность производства и бизнес процессов, предпринимательский дух помогает экономике совершить скачок и перейти к фазе инновационного развития, которая без предпринимателей, берущих на себя риск, в принципе невозможна. (Сейчас эту миссию во многом выполняют стартапы.)

Всемирный экономический форум в своих оценках глобальной конкурентоспособности стран опирается на методологию Портера, полагая инновации основным фактором экономического развития. По оценке аналитиков ВЭФ, Россия находится на переходной фазе от экономики, ориентированной на эффективность к инновационной.

Институт глобального предпринимательства и развития (The Global Entrepreneurship and Development Institute - GEDI) в Вашингтоне также ведет мониторинг предпринимательского климата и экономического развития и публикует GEDI Index, агрегирующий 15 показателей (pillars). Россия в этом индексе занимает 69 место со значением 33,2%.

Источник: . http://thegedi.org/countries/russia, 2014

Видно, что потенциал у России есть – об этом говорят высокие значения показателя человеческий капитал (Human Capital) и развитие предпринимательства среди женщин (Gender Index). Навыки работы в со стартапами (Start-up Skills) – вполне на мировом уровне, нормально развиты коммуникации в сообществах (Networking), неплохо и по ряду других показателей. Мешают реализовать наши преимущества закрытость от внешнего мира (Internalization – 0,08), слабая поддержка инноваций на уровне культуры (Cultural Support – 0,21) и, собственно, недостаток инновационных продуктов (Product Innovation – 0,22) и малая склонность к принятию риска (Risk Acceptance – 0,23).

Инновации стоят дорого

Инновации сегодня – это дорогое удовольствие. Впрочем, даже не удовольствие, а неизбежная плата за безопасность и комфорт жизни граждан. Прошли времена, когда инновации создавались джентльменами в домашних лабораториях, а позже студентами в гаражах. Сейчас инновации требуют все больше и больше инвестиций, прежде всего в научные исследования, и уже во вторую очередь – в их коммерциализацию и вывод на рынок.

Генри Кавендишу приписывают выражение, что все можно измерить с помощью сургуча и веревки – и действительно, многие открытия в физике и химии, давшие жизнь еще большему числу инноваций были сделаны при помощи очень простых и недорогих приборов. Но в XX веке ситуация изменилась. Например, для продолжения работ Капицы по изучению сильных магнитных полей и физики низких температур, Резерфорду пришлось убедить Королевское Общество построить в Кембридже специальную лабораторию, используя часть денег, завещанных промышленником Людвигом Мондом. Торжественное открытие Мондовской лаборатории произошло в феврале 1933 года, на ее создание было потрачено 15 тысяч фунтов. Такой чести и таких трат не удостаивался еще ни один из учеников Резерфорда.

По мере продвижения физиков вглубь вещества, росла и стоимость приборов. Большой андронный коллайдер (БАК), расположенный в тоннеле длиной 26,5 км, по официальным данным обошелся в 5,22 млрд. долл. Его строительство длилось семь лет и завершилось в 2008 году. Космический телескоп Хаббл, с помощью которого были сделаны новейшие открытия в астрономии обошелся в примерно 6 млрд. долл., а его запуск на орбиту готовился почти 13 лет. И это не единственные проекты, которые помогают двигать вперед научные исследования!

Причем заранее сказать, каков будет эффект от этих затрат весьма проблематично – поэтому их даже сложно назвать инвестициями. К слову сказать, в адрес телескопа Хаббл звучит довольно много критики по причине высокой стоимости проекта. Его противники считаю, что подобные исследования можно было вести и с Земли. Хорошо, что физики в ЦЕРНе, пока ловили бозон Хиггса, успели между делом изобрести World Wide Web, без которого сегодня немыслим интернет и вся современная ИТ-индустрия. С таким козырем на руках можно дать достойный отпор любым скептикам, которым жалко денег на науку!

 От идеи до продукта

Конечно, от фундаментальной науки никто не ждет немедленной отдачи в виде новых бытовых приборов, систем связи или программного обеспечения. Все это появляется постепенно и опосредовано, в результате взаимодействия множества людей и организаций.

Кстати, микроволновую печь мы получили практически случайно, как пенициллин и множество других инноваций. Дело было в 1946 году. Инженер фирмы Raytheon, выполнявшей военный заказ по разработке радаров, заметил, что кусок шоколада у него в кармане расплавился во время испытаний прибора (как гласит легенда). Он быстро сообразил, как этот эффект можно коммерциализировать –патент, образец и через год выход на рынок. Правда, сначала тоже ориентировались на военных – первые СВЧ-печи использовались для размораживания продуктов в солдатских столовых. А сейчас это сегмент рынка бытовой техники вполне скромный по масштабу, оцениваемый в 72,5 млн. долл. в 2015 году – потому что инновационная составляющая уже исчерпала себя и в конечном продукте практически нет интеллектуальной собственности.

Впрочем, это обычный жизненный цикл инноваций – от идеи через различные фазы разработки до коммерциализации и последующей коммодитизации (уже за рамками этого процесса инноваций.)

Жизненный цикл инноваций

Индикаторы инноваций

Если говорить о глобальной конкуренции на мировом рынке между странами и макрорегионами, то в качестве первого ориентира можно взять сумму расходов на НИОКР (R&D) в различных странах и проанализировать эти данные.

Расходы на НИОКР в США

Источник – сайт ОЭСР, http://data.oecd.org, 2014

Абсолютные цифры здесь наиболее уместны, потому что никуда не деться от простой истины: чем больше денег страна тратит на исследования и разработки, тем больше будет инноваций, тем больше у страны будет поводов для гордости. Точно так же, как на Олимпиаде: чем больше и сильнее команда, тем больше медалей будет в общем зачете. Но если на Зимних Олимпийских играх в Сочи российская команда в 225 спортсменов была второй по численности после американской сборной из 230 атлетов, и смогла победить в медальном зачете несмотря на небольшой численный перевес американцев, которые оказались в итоге лишь четвертыми, то в R&D разрыв слишком велик. Россия уступает США по этому показателю в 16 раз! Сохранение такой ситуации, вне всякого сомнения, будет лишь способствовать технологическому отставанию нашей страны.

Наиболее внушительную динамику показывает Китай, который за десять лет настолько нарастил свои вложения в НИОКР, что вполне готов к глобальной технологической конкуренции с объединенной Европой и США. Пожалуй, нам стоит пересмотреть традиционные взгляды на китайскую продукцию как на дешевый ширпотреб и признать КНР как одного из технологических лидеров.

Разумеется, абсолютный размер расходов на R&D зависит от ВВП, каждая страна инвестирует в инновации соответственно своим возможностям. Есть посмотреть на данные в процентном отношении, то картина не на много лучше: Россия тратит на исследования и разработки всего 1,1% ВВП, Китай – 2,0%, США – 2,8%. Лидирует по этому показателю Корея, где на R&D уходит 4,4% ВВП.

Европа не сдается

Объединенная Европа, включая 28 стран, пока удерживает второе место в мире, но Китай имеет все шансы вырваться вперед. Понимая, что темп развития надо наращивать, в 2013 г. ЕС была принята беспрецедентная по масштабам инновационная программа «Горизонт 2020» с бюджетом 80 млрд. евро – в дополнение к частным и национальным инвестициям отдельных стран. Цель программы – выявление новых идей и быстрое прохождение пути от лаборатории до рынка. Больше всего расходов (29,7 млрд. евро) предусмотрено на решение социальных проблем; на развитие науки в бюджете программы заложено 24,4 млрд. евро, а на обеспечение лидерства в производстве – 17 млрд. евро.

На прямую поддержку инноваций в малом и среднем бизнесе предусмотрено 616 млн евро (0,8% от бюджета программы) – весьма скромная цифра. Но это происходит не от неверия европейцев в стартапы, а от иного подхода к финансированию инноваций – планируется, что доля малого бизнеса в освоении бюджета на развитие передовых технологий составит 20% (8,65 млрд. евро).

Больше всего расходов планируется в ответ на вызовы, стоящие перед современным обществом (Societal challenges), чтобы достичь улучшений в следующих ключевых областях: здоровье, демография и качество жизни (7,4 мдрд. евро), продовольственная безопасность, сельское, лесное и морское хозяйство, (3,8 млрд. евро), безопасная, чистая и эффективная энергетика (5,9 млрд. евро), «умный», «зеленый» и интегрированный транспорт (6,3 млрд.евро) Именно на этих направлениях исследователям и разработчикам стоит концентрировать усилия, чтобы получить государственное финансирование для своих работ.

Каждой стране – по Силиконовой долине

Силиконовая долина стала символом новой цифровой экономики, меккой для инвесторов, предпринимателей и разработчиков. Причем этот успех держится не только на репутации и достижениях «старожилов» долины, таких как Hewlett-Packard, но и на неиссякающем потоке все новых продуктов и брендов, которые формируют лицо ИТ-рынка.

При том что ни у кого не было плана специально создать эдакий инновационный кластер, все получилось естественным образом – вокруг Стэнфордского университета образовался пул компаний, исполнявших сначала преимущественно военные, а потом и гражданские правительственные заказы. Впоследствии, все это развилось в уникальную экосистему инноваций, включающую университеты, исследовательские организации, большие корпорации и стартапы и СМБ. Плюс к тому – сервисная инфраструктура – юристы, бухгалтеры, хедхантеры, бизнес-ангелы и венчурные фонды.

Структура Силиконовой долины

Источник: Strategic Business Insights, 2014

Всего в долине трудится 1,4 млн. чел. и при этом на одного «инноватора» приходится примерно три работника сервисных секторов и производства и, невзирая на различные колебания рынка, количество занятых существенно не меняется на протяжении по крайней мере десятка лет.

Среднегодовая занятость в Силиконовой долине

Источник: Бюро трудовой статистики США, анализ BW Research, 2014

Неудивительно, что правительства многих стран предпринимают попытки скопировать этот опыт у себя, понимая, что глобальная конкурентоспособность сегодня обеспечивается только за счет инновационного развития. И также неудивительно, что в большинстве случаев успех этих начинаний оказывается весьма скромным по сравнению с оригиналом. Это похоже на то, как химики пытаются воспроизвести зарождение жизни, пропуская электрические разряды через первичный бульон – вроде все элементы есть, а чуда не происходит.

Распространение опыта "Силиконовой долины" по миру

Источник: http://www.slate.com, 2014

На планете сегодня можно насчитать несколько десятков мест, которые журналисты окрестили «силиконовыми долинами» (причем большинство из них также находятся в США). Их объединяет высокая концентрация компьютерных и технологических компаний и стремление воссоздать ту уникальную атмосферу инновационного предпринимательства, которая сформировалась в самой первой Силиконовой долине.

Экосистемы стартапов, 2012

Источник: Startup Genome Project, http://techcrunch.com/, 2014

  

Пожалуй, сопоставимого успеха в построении собственной «долины» добился только Израиль, где есть своя Silicon Wadi – 'долина' на иврите. Согласно исследованию Startup Genome Project, Тель Авив занимает второе место в мире среди экосистем стартапов. Здесь на душу населения приходится наибольшее число стартапов, и 61 компания торгуется на NASDAQ. Москва в рейтинге экосистем стартапов занимает 14 место. 

  

  

Станислав Макаров

www.cnews.ru

Каждый хочет кусок пирога, или зачем вузу создавать и поддерживать инновации

Когда-нибудь и, скорее всего, очень скоро, земные ресурсы будут исчерпаны, население планеты перевалит за 10 миллиардов человек и люди поселятся на какой-нибудь спутник Сатурна. Возникнут проблемы, которые иначе, кроме как с помощью инноваций, решать не получится. Уже сейчас человечество сталкивается с трудностями, которые не устранить привычными методами. Университеты становятся кузницами инноваций, но как их коммерциализировать? Как найти инвесторов? Как вузам удержать ученых, а ученым отодвинуть барьеры на пути к открытиям? Эти вопросы на открытом семинаре в Университете ИТМО обсудила профессор, исследователь Центра предпринимательского менеджмента и инноваций при Университете Западной Австралии Маниже Рейхани. Эксперт защитила диссертацию (PhD) по материаловедению и получила степень доктора делового администрирования в сфере изучения инноваций и коммерциализации.

Лекция профессора Маниже Рейхани в химико-биологическом кластере

Зачем нужны инновации

Инновации – это драйвер роста и социального благополучия. Например, здесь, в химико-биологическом кластере Университета ИТМО, вы создаете новые методы доставки лекарств, то есть занимаетесь социально значимыми исследованиями. В Австралии очень крупное финансирование получают вузы, научная работа которых связана с горной добычей, с добычей полезных ископаемых и минералов, потому что эта индустрия в нашей стране очень развита. Но все понимают, что когда-нибудь естественные ресурсы закончатся, а значит, прекратится и финансирование вузов в этой области. Поэтому сейчас в Австралии работает Национальная инновационная система, в рамках которой молодых ученых поощряют заниматься исследованиями в новых перспективных областях. Кроме того, инновации – это запрос общества. Например, когда в крупных городах общественный транспорт не справляется с перевозкой людей, специалисты начинают искать новые решения проблемы.

Как двигать барьеры на пути к инновациям

Генри Форд сказал: «Если вы думаете, что вы можете или не можете что-то сделать, то в обоих случаях вы правы». Что это значит? Что только наши мысли определяют, можем ли мы получить какой-либо результат. Мне всегда было интересно, от чего зависит, станет ли человек Нобелевским лауреатом: от генов или от его работы? Оказалось, что только 1% успеха Нобелевского лауреата зависит от его генетических данных, все же остальное – это результат его трудов. Ведь если гений не будет работать, то он попросту растеряет свой талант. Но как найти инновации? Есть такая книга, называется «Черный лебедь», в которой описывается теория, что все значимые научные, исторические или другие открытия происходят неожиданно. Дело в том, что до середины XVII века мир не знал, что лебеди бывают не только белые, но и черные. Впервые популяцию птиц с таким оперением открыла исследовательская экспедиция в Австралии. Мы очень ограничены в своем видении мира. Но если допускать мысль, что что-то возможно, то вы отодвигаете барьеры. Например, все мы привыкли, что самая удобная форма таблетки – это вытянутая капсула. А вдруг нет? Вдруг ваш дизайн окажется более удобным? Важно быть открытым инновациям. Инновация может отличаться от того, что вы учили в течение жизни, и это вызов. Конечно, большую роль играет и обстановка. Если сравнить Санкт-Петербург и Тихоокеанский регион, то невольно задумываешься, почему гениев больше родилось в городе? Наверное, в море человеку достаточно сходить на пляж и словить там рыбу. А в холодном городе, когда ты много времени проводишь в помещении, у тебя больше возможностей сделать что-то важное для общества.

Что такое инновационный процесс и последующая коммерциализация

Самое главное в коммерциализации инноваций – это потенциальная экономическая выгода, которая приводит к росту экономики. Что такое система? Это когда есть компоненты, которые работают вместе и дают результат. Если результата нет, то нет системы. Результат инновационной системы – это новый продукт, экономический рост, новые услуги, устойчивое развитие. Чтобы эта система работала, нужно несколько компонентов. Конечно, это люди, те, кто будет создавать инновации. Это ресурсы, то есть финансирование инновационного процесса. Не менее важную роль играет менеджмент, когда команда разработчиков разрастается до десятков человек. Критически важна информационная поддержка проекта. И она необходима не только в коммерческих целях, но и для того, чтобы координировать команду проекта. Далее, когда это все организовано, необходимо создать стратегию разработки. Для этого используется система портфолио. Грамотный руководитель поручит ту или иную работу тому, кто лучше всего с ней справится.

Зачем университетам вливаться в процессы коммерциализации?

Ответ прост: все хотят кусок большого пирога. Представьте себе, что вы ученый, сделали какое-либо значимое открытие, запатентовали его и стали изобретателем №1 в мире. Все хотят с вами сотрудничать, все хотят вашу технологию. Но если вы при этом работаете в вузе, то, скорее всего, университет не даст вам так просто получить все лавры. В Австралии, например, если тот или иной исследовательский проект в вузе хочет спонсировать внешний инвестор, то университет может запросить до 30% коммерческой прибыли от этого проекта. Именно поэтому в некоторых наших университетах присутствуют такие люди, как коммерческие менеджеры. Они одновременно являются юристами, которые связывают ученых и инвесторов, помогают оформлять все контракты, регулируют отношения с университетом. Сегодня университеты по всему миру начинают разрабатывать продукты, чтобы затем их коммерциализировать, но мало кто понимает, как это делать, потому что это зарождающаяся область работы вузов.

Модели коммерциализации в вузах

Первая модель – это когда в университете есть коммерческий департамент или департамент инновационного развития. В Университете ИТМО, насколько я знаю, используется именно эта модель. Это когда вуз продвигает те или иные разработки на рынок, целенаправленно сотрудничает с компаниями и инвесторами. Например, какая-либо компания приходит в вуз и говорит, что ей нужны новые компоненты для лекарств или омолаживающих кремов. И вуз берется за этот заказ. Иногда вуз сам выбирает партнеров для развития какого-либо внутреннего проекта. Например, недавно одна австралийская команда ученых открыла способ, как вырабатывать солнечную энергию абсолютно со всех поверхностей дома. И сейчас вуз, в котором работает эта команда, разрабатывает стратегию, кому и как лучше продать эту технологию, потому что ее хотят все. Вторая модель – это создание малых инновационных предприятий. В этом случае на базе университета создается компания, которая пользуется ресурсами вуза, и за это часть прибыли компании переходит вузу, либо у вуза есть доля в этой компании. Третья модель, когда инновационная компания создается отдельно от вуза, но какие-либо средства от ее деятельности опять-таки идут в копилку университета.

Маниже РейханиМаниже Рейхани

Как побуждать ученых делать коммерчески выгодные проекты?

А какая выгода от всех этих коммерческих проектов самим ученым? Зачастую австралийские исследователи уходят работать в частные компании, потому что там выгоднее условия, чем в вузах. Что ученый получит, разрабатывая инновацию в вузе? Этот вопрос нужно обязательно решать, и делать это можно разными способами. Например, предлагать команде разработчиков большее финансирование других их проектов. Также нужно направлять ученых на более перспективные разработки. Для этого в команде должны быть люди, которые разбираются в той или иной индустрии и могут заранее сообщить, будут ли те или иные технологии пользоваться спросом у инвесторов.

Почему в богатых странах изобретают больше

Чтобы получить государственное финансирование в Австралии, ученый должен доказать, что его исследование важно для развития страны и ее индустрии. Например, у нас очень ценятся разработки в области шерстяной промышленности, потому что она приносит большой доход. Но как быть, если ученый хочет заниматься совершенно новой темой, ранее никем не разрабатываемой в стране? Ведь мы уже говорили, что важно уметь отодвигать барьеры и смотреть вперед. Для таких разработок важны фундаментальные исследования, а инвесторы с трудом понимают, что могут им лично дать в будущем результаты теоретических работ. Именно поэтому в большинстве случаев фундаментальные исследования спонсируются государствами. И чем больше у государства средств, тем больше фундаментальных исследований и тем быстрее там движется научный прогресс. Но и в этом случае любому ученому нужно доказать, что его теоретические изыскания имеют смысл и интересны научному сообществу. Для этого он должен получить одобрение этого сообщества, то есть напечатать несколько статей в научных журналах. Это и будет показателем для государства, что исследования имеют перспективы.

 

news.ifmo.ru

Каждый хочет кусок пирога, или зачем вузу создавать и поддерживать инновации

Когда-нибудь и, скорее всего, очень скоро, земные ресурсы будут исчерпаны, население планеты перевалит за 10 миллиардов человек и люди поселятся на какой-нибудь спутник Сатурна. Возникнут проблемы, которые иначе, кроме как с помощью инноваций, решать не получится. Уже сейчас человечество сталкивается с трудностями, которые не устранить привычными методами. Университеты становятся кузницами инноваций, но как их коммерциализировать? Как найти инвесторов? Как вузам удержать ученых, а ученым отодвинуть барьеры на пути к открытиям? Эти вопросы на открытом семинаре в Университете ИТМО обсудила профессор, исследователь Центра предпринимательского менеджмента и инноваций при Университете Западной Австралии Маниже Рейхани. Эксперт защитила диссертацию (PhD) по материаловедению и получила степень доктора делового администрирования в сфере изучения инноваций и коммерциализации.

Лекция профессора Маниже Рейхани в химико-биологическом кластере

Зачем нужны инновации

Инновации – это драйвер роста и социального благополучия. Например, здесь, в химико-биологическом кластере Университета ИТМО, вы создаете новые методы доставки лекарств, то есть занимаетесь социально значимыми исследованиями. В Австралии очень крупное финансирование получают вузы, научная работа которых связана с горной добычей, с добычей полезных ископаемых и минералов, потому что эта индустрия в нашей стране очень развита. Но все понимают, что когда-нибудь естественные ресурсы закончатся, а значит, прекратится и финансирование вузов в этой области. Поэтому сейчас в Австралии работает Национальная инновационная система, в рамках которой молодых ученых поощряют заниматься исследованиями в новых перспективных областях. Кроме того, инновации – это запрос общества. Например, когда в крупных городах общественный транспорт не справляется с перевозкой людей, специалисты начинают искать новые решения проблемы.

Как двигать барьеры на пути к инновациям

Генри Форд сказал: «Если вы думаете, что вы можете или не можете что-то сделать, то в обоих случаях вы правы». Что это значит? Что только наши мысли определяют, можем ли мы получить какой-либо результат. Мне всегда было интересно, от чего зависит, станет ли человек Нобелевским лауреатом: от генов или от его работы? Оказалось, что только 1% успеха Нобелевского лауреата зависит от его генетических данных, все же остальное – это результат его трудов. Ведь если гений не будет работать, то он попросту растеряет свой талант. Но как найти инновации? Есть такая книга, называется «Черный лебедь», в которой описывается теория, что все значимые научные, исторические или другие открытия происходят неожиданно. Дело в том, что до середины XVII века мир не знал, что лебеди бывают не только белые, но и черные. Впервые популяцию птиц с таким оперением открыла исследовательская экспедиция в Австралии. Мы очень ограничены в своем видении мира. Но если допускать мысль, что что-то возможно, то вы отодвигаете барьеры. Например, все мы привыкли, что самая удобная форма таблетки – это вытянутая капсула. А вдруг нет? Вдруг ваш дизайн окажется более удобным? Важно быть открытым инновациям. Инновация может отличаться от того, что вы учили в течение жизни, и это вызов. Конечно, большую роль играет и обстановка. Если сравнить Санкт-Петербург и Тихоокеанский регион, то невольно задумываешься, почему гениев больше родилось в городе? Наверное, в море человеку достаточно сходить на пляж и словить там рыбу. А в холодном городе, когда ты много времени проводишь в помещении, у тебя больше возможностей сделать что-то важное для общества.

Что такое инновационный процесс и последующая коммерциализация

Самое главное в коммерциализации инноваций – это потенциальная экономическая выгода, которая приводит к росту экономики. Что такое система? Это когда есть компоненты, которые работают вместе и дают результат. Если результата нет, то нет системы. Результат инновационной системы – это новый продукт, экономический рост, новые услуги, устойчивое развитие. Чтобы эта система работала, нужно несколько компонентов. Конечно, это люди, те, кто будет создавать инновации. Это ресурсы, то есть финансирование инновационного процесса. Не менее важную роль играет менеджмент, когда команда разработчиков разрастается до десятков человек. Критически важна информационная поддержка проекта. И она необходима не только в коммерческих целях, но и для того, чтобы координировать команду проекта. Далее, когда это все организовано, необходимо создать стратегию разработки. Для этого используется система портфолио. Грамотный руководитель поручит ту или иную работу тому, кто лучше всего с ней справится.

Зачем университетам вливаться в процессы коммерциализации?

Ответ прост: все хотят кусок большого пирога. Представьте себе, что вы ученый, сделали какое-либо значимое открытие, запатентовали его и стали изобретателем №1 в мире. Все хотят с вами сотрудничать, все хотят вашу технологию. Но если вы при этом работаете в вузе, то, скорее всего, университет не даст вам так просто получить все лавры. В Австралии, например, если тот или иной исследовательский проект в вузе хочет спонсировать внешний инвестор, то университет может запросить до 30% коммерческой прибыли от этого проекта. Именно поэтому в некоторых наших университетах присутствуют такие люди, как коммерческие менеджеры. Они одновременно являются юристами, которые связывают ученых и инвесторов, помогают оформлять все контракты, регулируют отношения с университетом. Сегодня университеты по всему миру начинают разрабатывать продукты, чтобы затем их коммерциализировать, но мало кто понимает, как это делать, потому что это зарождающаяся область работы вузов.

Модели коммерциализации в вузах

Первая модель – это когда в университете есть коммерческий департамент или департамент инновационного развития. В Университете ИТМО, насколько я знаю, используется именно эта модель. Это когда вуз продвигает те или иные разработки на рынок, целенаправленно сотрудничает с компаниями и инвесторами. Например, какая-либо компания приходит в вуз и говорит, что ей нужны новые компоненты для лекарств или омолаживающих кремов. И вуз берется за этот заказ. Иногда вуз сам выбирает партнеров для развития какого-либо внутреннего проекта. Например, недавно одна австралийская команда ученых открыла способ, как вырабатывать солнечную энергию абсолютно со всех поверхностей дома. И сейчас вуз, в котором работает эта команда, разрабатывает стратегию, кому и как лучше продать эту технологию, потому что ее хотят все. Вторая модель – это создание малых инновационных предприятий. В этом случае на базе университета создается компания, которая пользуется ресурсами вуза, и за это часть прибыли компании переходит вузу, либо у вуза есть доля в этой компании. Третья модель, когда инновационная компания создается отдельно от вуза, но какие-либо средства от ее деятельности опять-таки идут в копилку университета.

Маниже РейханиМаниже Рейхани

Как побуждать ученых делать коммерчески выгодные проекты?

А какая выгода от всех этих коммерческих проектов самим ученым? Зачастую австралийские исследователи уходят работать в частные компании, потому что там выгоднее условия, чем в вузах. Что ученый получит, разрабатывая инновацию в вузе? Этот вопрос нужно обязательно решать, и делать это можно разными способами. Например, предлагать команде разработчиков большее финансирование других их проектов. Также нужно направлять ученых на более перспективные разработки. Для этого в команде должны быть люди, которые разбираются в той или иной индустрии и могут заранее сообщить, будут ли те или иные технологии пользоваться спросом у инвесторов.

Почему в богатых странах изобретают больше

Чтобы получить государственное финансирование в Австралии, ученый должен доказать, что его исследование важно для развития страны и ее индустрии. Например, у нас очень ценятся разработки в области шерстяной промышленности, потому что она приносит большой доход. Но как быть, если ученый хочет заниматься совершенно новой темой, ранее никем не разрабатываемой в стране? Ведь мы уже говорили, что важно уметь отодвигать барьеры и смотреть вперед. Для таких разработок важны фундаментальные исследования, а инвесторы с трудом понимают, что могут им лично дать в будущем результаты теоретических работ. Именно поэтому в большинстве случаев фундаментальные исследования спонсируются государствами. И чем больше у государства средств, тем больше фундаментальных исследований и тем быстрее там движется научный прогресс. Но и в этом случае любому ученому нужно доказать, что его теоретические изыскания имеют смысл и интересны научному сообществу. Для этого он должен получить одобрение этого сообщества, то есть напечатать несколько статей в научных журналах. Это и будет показателем для государства, что исследования имеют перспективы.

 

news.ifmo.ru