Учреждение патриаршества в России: дата, причины, историческое значение. Год учреждения патриаршества в россии


Учреждение патриаршества в России: дата, причины, историческое значение

Учреждение патриаршества в России состоялось в 1589 году. Первым российским патриархом стал митрополит Иов. В это время в стране фактически правил Борис Годунов. Для его правительства это стало важным достижением, укрепило авторитет России на международной арене.

Обстановка в православном мире

Учреждению патриаршества в России предшествовало непростое положение в христианском мире. Еще в XIV веке пала Византия и был захвачен Константинополь. После этого большинство восточных церквей оказались в зависимости от турецких султанов. Россия осталась фактически единственным в мире независимым православным государством.

С тех пор христианский Восток нередко смотрел на Россию как на главного защитника православия.

Визит Иоакима

Зная о честолюбии Годунова, нельзя не признать, что он был истинным патриотом и государственником. Он провел ряд важных реформ, учреждение патриаршества было одной из них. Все они были направлены на усиление мощи и международного влияния Российского государства.

Первым этапом для осуществления учреждения патриаршества стала организация визита в Москву патриарха Иоакима в 1586 году. Его встретили с большим почетом. Это был первый случай, когда восточный патриарх приехал в Москву.

Годунов во время этого визита проявил чудеса изощренной дипломатии. Иоакима с почетом приняли в Кремле, он ожидал встречи с московским митрополитом Дионисием, но тот к нему явно не спешил. При этом гостя пригласили на обед к царю, что было невероятно почетно. В ожидании трапезы его отправили в Успенский собор Московского Кремля, где как раз совершал службу Дионисий. Очевидно, все было тонко продумано. Как только Иоаким вошел в собор, Дионисий первым благословил его, это была неслыханная дерзость. Его возмущения все пропустили мимо ушей, более того, даже не пригласили пройти в алтарь. Патриарх всю службу простоял у заднего столпа Успенского собора.

Смысл акции, которую, как считается, режиссировал Годунов, был в том, чтобы дать понять Иоакиму, что греческие патриархи приходят к русской церкви исключительно за помощью и поддержкой, оказываясь в роли просителей. Явно восточному патриархату предлагалось подумать над тем, чтобы исправить эту несправедливость.

После этого скандала Иоаким не захотел видеться с Дионисием, дальнейшие переговоры вел сам Годунов. Гость был явно не готов к предложению учредить патриаршество в Москве, к тому же самостоятельно принять решение не мог, но обещал посоветоваться с другими восточными патриархами. Решающее слово оставалось за Константинополем.

Делегация из Константинополя

В 1588 году в Москву прибыл вселенский патриарх Иеремий II, который занимал пост в Константинополе. Как сегодня считают большинство историков, по пути столицу он еще не предполагал, что его ждут для учреждения патриаршества в России. Обсудить этого с Иоакимом он не успел.

Вскоре после приезда Иеремия оказался фактически под домашним арестом. Все это время велись сложные и затяжные переговоры, во время которых константинопольского патриарха пытались убедить передать сан в Москву.

На тот момент страной управлял царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного, но фактическим правителем был князь Борис Годунов. Считается, что учреждение патриаршества в России было именно его идеей и заслугой. Поэтому, хоть формальным царем и был Федор Иоаннович, он исполнял все, что ему советовал его приближенный. Теперь вы знаете, при каком царе учреждение патриаршества в России стало реальностью.

Как видно, сломить константинопольскую делегацию было непросто, на это понадобился почти год. Дату учреждения патриаршества в России вы узнаете из этой статьи.

Иеремия сдается

Только в начале 1589 года Иеремия сдался. Учреждение патриаршества в России произошло в феврале 1589 года, здесь и далее будем использовать новый стиль летоисчисления.

Патриарха Иеремию приняли с почетом и уважением. Его разместили на Рязанском подворье, но, к удивлению, гостя окружили не только почетом, но и надзором. Патриарху было запрещено с кем-либо общаться, особенно с иностранцами. Он оказался в ситуации птицы, попавшей в золотую клетку.

При этом Иеремия вскоре встретился с царем, его одарили деньгами, кубками, бархатом и соболями. Он, в свою очередь, привез мощи святых. Дальнейшие переговоры с патриархом вел Годунов. Борис действовал тонко, но настойчиво. Предстояло убедить константинопольского патриарха, что в Москве необходимо учредить патриаршество. С этой сложной дипломатической задачей с блеском удалось справиться. Начали с того, что оставили Иеремию в покое на подворье на весьма длительное время. Он жил в полном достатке, но ни с кем не виделся, фактически находясь под домашним арестом.

От идеи московского патриаршества он поначалу категорически отказывался, аргументируя это тем, что в одиночку не может решать такой важный вопрос. Но чем дольше длилось заточение, тем на большие уступки шел Иеремия. Затем Годунов предложил ему самому остаться в России и стать первым патриархом. Очевидно, что условия, в которых он жил, были значительно лучше тех, которые он мог себе позволить в Константинополе. Как предполагают историки, с этим предложением выступил не сам Годунов, а его люди, которые были приставлены к константинопольскому патриарху, так что их мнение было неофициальным, ни к чему никого не обязывало, но все же оказывало влияние на иностранного гостя.

Утверждают, что Иеремия действительно решил остаться в России, не сообразив, что это была всего лишь ловушка. Годунову не нужен был он в роли московского патриарха. С этого начались настоящие переговоры уже не о переезде патриарха из Константинополя в Москву, а об учреждении здесь своего престола. При этом современные историки не исключают, что, возможно, в качестве запасного варианта рассматривалась и эта возможность.

С одной стороны, это было бы выгодно, для Москвы и православного мира в целом. Российское государство получило фактическое подтверждение преемству от Константинополя, в это же время Западная Русь, которая находилась под юрисдикцией константинопольского патриарха, перешла бы под начало Москвы.

Но были у этого проекта и очевидные минусы, которые все-таки заставили Годунова добиваться местного патриаршества, а не довольствоваться переездом Иеремии. Ведь было неизвестно, как на это отреагируют турки и греки. В Константинополе могли избрать нового патриарха. К тому же на Руси издавна подозрительно относились к грекам, не доверяли им. Влиять на такого патриарха русскому царю или самому Годунову было бы слишком сложно, а Борису был необходим на этом месте надежный союзник.

Взвесив все за и против, правительство Годунова решило добиваться учреждения русского патриаршества. Тогда в ход снова пошла тонкая дипломатия. Иеремии стали предлагать остаться в России, но жить не в Москве, а во Владимире. Объясняя это тем, что в Москве на кафедре митрополита уже восседает Иов, к тому же утверждая, что Владимир формально считается первой кафедрой на Руси, не потерянного к тому времени Киева.

Иеремия очень хотел жить в почете и богатстве, не опасаясь новых гонений и унижений от турок, которым он мог подвергнуться в Константинополе. Но при этом он понимал, что переезд во Владимир абсолютно неприемлем. Это был провинциальный захолустный город, который был древней столицей русской церкви в далеком прошлом. Поэтому Иеремия категорически отверг этот вариант. Он настаивал, что патриарх должен постоянно находиться рядом с государем, как всегда было в Константинополе, поэтому настаивал на варианте с Москвой.

Начались новые переговоры, во время которых, по всей видимости, он оказался в безвыходном положении, дав некие обещания, от которых затем не смог отказаться. Посланцы царя Федора Иоанновича стали настаивать на том, что если Иеремия сам не хочет быть русским патриархом, то должен оставить патриарха из местного духовенства.

Иеремия пытался возражать, настаивая на том, что не может самостоятельно принять такого решения, но в результате сдался. Свою роль, безусловно, сыграло и длительное заточение.

В результате в январе 1589 года Федор Иоаннович собрал Церковный Собор и Боярскую думу, заявив, что Иеремия не желает быть патриархом во Владимире, а убрать ради него с московской кафедры такого достойного митрополита, как Иов. невозможно. К тому же царь отметил, что без знания особенностей русской жизни и языка тому будет трудно выполнять свои обязанности. После этого вопрос об учреждении патриаршества все сочли фактически решенным.

Иова произвели в патриархи в царских палатах, а не в Успенском соборе, как это предлагал сделать константинопольский патриарх. И в этом был свой умысел. Если бы церемония проходила в соборе, то и царь Федор Иоаннович, и Иов должны были отблагодарить Иеремию за честь, которую тот им оказал. Поэтому было решено проводить церемонию в царских палатах, чтобы не поднимать слишком высоко авторитет константинопольского патриарха.

После этого торжественного события состоялся парадный обед в палатах государя. Во время него Иов время от времени отлучался, чтобы объехать Москву, окропляя ее святой водой. Все исполнилось, как и задумывали Годунов и его приближенные.

С началом Великого поста Иеремия стал проситься уехать в Константинополь. Годунов его всячески поначалу отговаривал, ссылаясь на весеннюю распутицу и необходимость оформить все документы, необходимые патриарху. В итоге Иеремия согласился составить Уложенную грамоту, в которой было указано, что все восточные патриархи согласны с учреждением патриаршества в Российском государстве. Так патриаршество окончательно и официально оказалось закреплено за Русской Православной Церковью.

Соборы в Константинополе, которые состоялись в 1590 и 1593 годах, подтвердили, что учреждение патриаршества в России относится к законным актам и не может никем оспариваться. В связи с этим в Россию были направлены соответствующие грамоты.

Первый московский патриарх

Первым московским патриархом стал митрополит Иов. Из этой статьи вы уже знаете, в каком году учреждение патриаршества в России состоялось официально. Расскажем подробнее о жизни первого русского патриарха.

Сам Иов появился на свет в 1525 году. Он родился в городке Старица на территории современной Тверской области.

В местном Успенском монастыре получил задатки образования, а в 1556 году принял монашеский постриг под именем Иов. Считается, что влияние на него оказал архимандрит Герман. В обители Иов изучил грамоту и Библию.

В 1566 году он начал свое восхождение по карьерной лестнице Русской Православной Церкви. Для начала стал игуменом Успенского монастыря. Старица в то время была одним из центров опричнины, которую учредил русский царь Иван Грозный. Правитель обратил внимание на разумного и деятельного игумена, назначив его архимандритом.

В 1571 году он был переведен в Москву, в Симонов монастырь. А через 4 года стал архимандритом Новоспасского монастыря, который чаще остальных посещал сам царь.

В 1581 году Иов получил статус епископа Коломенского, а еще через 5 лет стал архиепископом Ростовским.

Сближение с Борисом Годуновым

В середине 1580-х годов Иов сблизился с одним из царских любимцев, князем Борисом Годуновым, который впоследствии фактически захватил власть в стране. Именно при содействии Годунова состоялось учреждение патриаршества в России в 1589 году. К тому моменту Иов был уже митрополитом Московским и главным претендентом на эту должность.

Заняв место главы православного мира, Иов неизменно поддерживал Годунова во всех его делах и начинаниях. Из важных событий, которыми запомнилось его правление, стоит выделить канонизацию Василия Блаженного, распространение христианства в Поволжье и Сибири, которые покорил еще Иван Грозный. В годы правления Бориса Годунова эти территории были окончательно и официально присоединены к России.

Год учреждения патриаршества в России стал важной отправной точкой для роста влияния страны в православном мире. Росло количество печатных богослужебных книг, а некоторые соседние страны даже специально обращались к России за миссионерами, которые должны были обучать людей православной вере. В частности с такой просьбой обращался грузинский царь Александр.

Учреждение патриаршества в России произошло в 1589 году, вскоре после смерти Ивана Грозного, одного из самых влиятельных и жестоких правителей на тот момент. Патриарх Московский появился в то время, когда на престоле сидел слабый и болезненный Федор Иоаннович, который был полной противоположностью своего отца. Власти было необходимо принимать срочные меры, чтобы вернуть народное почтение.

Падение Иова

История учреждение патриаршества в России кратко изложена в этой статье. Стоит сразу отметить, что Иову не удалось долго занимать это место. В 1605 году умер его главный покровитель - Борис Годунов. На смену ему к власти пришел самозванец Лжедмитрий I, который всеми способами пытался как можно скорее устранить Иова из Москвы.

Иов категорически отказался признать Лжедмитрия сыном Ивана Грозного. Вместо этого он призывал народ признаться в верности сыну Бориса Годунова Федору. Лжедмитрия и его сторонников он предал анафеме.

Из исторических документов известно, что секретарем Иова на протяжении нескольких лет был Григорий Отрепьев. Считается, что именно этот исторический персонаж скрывался за маской Лжедмитрия I. Одним из доводов в пользу этой версии служит желание самозванца, как можно скорее избавиться от Иова. Ведь он боялся разоблачения.

В официальных грамотах Иов называл Лжедмитрия расстригой, Гришкой Отрепьевым, который жил при дворе Романовых. В результате Иова сместили с кафедры и заточили в монастыре в родной Старице.

После того как был убит Федор Годунов, Иова арестовали, лишили патриарших регалий и отправили в изгнание. Новым патриархом Московским стал грек Игнатий, который присоединился к сторонникам Лжедмитрия I.

При этом считается, что официально Иов не был лишен патриаршего сана, все действия Лжедмитрия и его приспешников были незаконными.

Иова реабилитировал Василий Шуйский, патриарх даже посетил Москву, но так как к тому времени совершенно ослеп, отказался от патриаршего престола, вернувшись в монастырь в Старице. Он умер в 1607 году.

Роль Бориса Годунова

Дата учреждения патриаршества в России заняла важное место в истории Русской Православной Церкви. Фактически с этих пор началась ее обновленная история.

Роль Годунова в этом стала одной из ключевых. При этом стоит отметить, что за границей не все отнеслись к этому решению положительно. Реакция на православном Востоке оказалась разной.

В частности авторитетный богослов Мелетий Пигас, который с 1590 года стал патриархом в Александрии, был категорически против, оспаривая законность и правомерность этого решения. Он пытался доказать, что решение, которое принял Иеремия в российской столице, было обусловлено хитростью и насилием со стороны русских, что и подтверждают многочисленные исторические исследования.

Стоит при этом отметить, что к 1593 году смирился и он, подписав грамоту об учреждении патриаршества в России. Итоги этого можно наблюдать и сегодня, когда Россия остается одной из ключевых православных стран в мире.

Большое значение в этом занимает Уложенная грамота 1589 года, в которой декларируется концепция "Москва - третий Рим", ранее также известная по другим источникам.

Стоит подчеркнуть, что подлинность грамот, подтверждавших учреждение патриаршества в России, не раз вызывали сомнения у современников и у многих потомков. В XX веке были проведены графологические экспертизы, согласно которым большая часть подписей в грамоте 1590 года была подделана. Как минимум 70 подписей из 105 не были подлинными.

При этом в грамоте 1593 года таких нарушений и подлогов выявить не удалось.

Значение патриаршества

Какое значение для России имело учреждение патриаршества, почему этого так стремились добиться Борис Годунов и правители того времени? Попробуем ответить на этот вопрос.

Историческое значение учреждения патриаршества в России заключается в получении официального независимого статуса Московской митрополии от греческой церкви. Русская церковь обрела уникальную и исключительную роль в православном мире того времени, сохраняется она и сегодня. Она стала более многочисленной и влиятельной, а главное, стала тесно связана с единственным в мире на тот момент православным государством.

Для многих было очевидно, что рано или поздно год учреждения патриаршества в России наступит. Ранее этому мешали весьма напряженные и непростые взаимоотношения с константинопольским патриархатом, который не желал признавать авторитета Руси, видя, как быстро к ней переходит все влияние в православном мире. Получить же согласие восточных патриархов было обязательным условием, без него, самостоятельно, провозгласить митрополита патриархом Московским было нельзя. В результате исторические обстоятельства сложились благополучно, теперь, если вас попросят указать дату учреждения патриаршества в России, вы можете ответить, что это было 5 февраля 1589 года.

Причины учреждения патриаршества

Стоит сразу отметить, что причины учреждения патриаршества в России отличаются у светских и духовных исследователей.

Первые утверждают, что инициатива принадлежит исключительно Борису Годунову, это был один из моментов, чтобы потешить его исключительность и самолюбие.

Церковные историки в корне не согласны с этой точкой зрения. Но при этом выдвигают различные версии. Например, одни считают, что дело в желании патриарха Иеремеи угодить русскому государю, так что это было предложение, исходившее от самой константинопольской делегации. Другие видят причину в желании Федора Иоанновича, который желал возвысить Русскую Православную Церковь на фоне православного Востока.

В любом случае сегодня значение учреждения патриаршества в России трудно переоценить.

fb.ru

Учреждение в России патриаршества. Патриаршество на Руси (23 января 1589 года) :: SYL.ru

В середине XV века произошло прискорбное событие в жизни мирового православия: его центр, Константинополь, был захвачен турецкими завоевателями. Золотые кресты над куполами храмов сменились османскими полумесяцами. Но Господу было угодно возродить величие Его церкви в славянских землях. Патриаршество на Руси стало символом наследования Москвой религиозного лидерства повергнутой Византии.

Независимость Русской Церкви

Ещё задолго до того, как официально произошло учреждение в России патриаршества, зависимость Русской Церкви от Византии носила лишь номинальный характер. С начала XV века над православным Константинополем висела угроза, исходящая от его постоянного врага ― Османской империи. В расчёте на военную поддержку Запада он был вынужден поступиться религиозными принципами и на Соборе 1438 года заключить унию (союз) с западной церковью. Это безнадёжно подорвало авторитет Византии в глазах православного мира.

Когда же в 1453 году турки овладели Константинополем, Русская Церковь стала практически самостоятельной. Однако статус, дающий ей полную независимость, необходимо было узаконить в соответствии с существовавшими тогда каноническими правилами. С этой целью в Москву прибыл Константинопольский Патриарх Иеримия II, который 26 января 1589 года совершил поставление первого русского Патриарха ― Иова (в миру Иоанна).

Учреждение в России патриаршества

Этому акту суждено было свершиться в Успенском соборе Кремля. Записи современников свидетельствуют, что вся Москва собралась тогда на площади, тысячи людей стоя на коленях внимали благовесту соборных колоколов. Этот день стал одним из самых значимых в истории Русской Православной Церкви.

На следующий год Собор восточных иерархов окончательно закрепил за Русской Церковью статус автокефальной, то есть независимой. Правда в "Диптихе Патриархов" ― установленном порядке их перечисления - патриарху Иову было отведено лишь пятое место, но оно не являлось умалением его достоинства. Русские люди восприняли это с должным смирениям, сознавая молодость своей церкви.

Роль царя в установлении патриаршества

Среди историков бытует мнение, что введение патриаршества в России было инициировано лично государем. В хрониках того времени рассказывается о том, как во время своего визита в Москву Антиохийский патриарх Иоаким был принят царём, и на литургии митрополит Дионисий, подойдя к высокому гостю, благословил его, что по Уставу Церкви было совершенно недопустимо.

В этом жесте усматривают намёк царя на учреждение в России патриаршества, так как подобное вправе был совершить лишь архиерей, равный своим саном иноземному патриарху. Это действие могло быть совершено только по личному указанию царя. Так что Феодор Иоаннович не мог остаться в стороне от столь важного дела.

Первый российский патриарх

Выбор кандидатуры первого патриарха был весьма удачным. С самого начала своего правления только что избранный предстоятель развернул активную деятельность по укреплению дисциплины среди церковнослужителей и повышению их нравственного уровня. Он также приложил немало сил к просвещению широких народных масс, обучению их грамоте и распространению книг, содержащих Священное Писание и святоотеческое наследие.

Свою земную жизнь патриарх Иов завершил как истинный христианин и патриот. Отвергая всякую ложь и беспринципность, он отказался признать подступавшего в те дни к Москве Лжедмитрия и был заточён его сторонниками в Успенский Старицкий монастырь, из которого вышел больным и ослепшим. Своей жизнью и смертью он явил всем будущим предстоятелям жертвенный пример служения Русской Православной Церкви.

Роль российской церкви в мировом православии

Церковь была молода. Несмотря на это, российские иерархи пользовались неоспоримым авторитетом среди представителей высшего духовенства всего православного мира. Часто он опирался на экономические, политические и даже военные факторы. Особенно это стало очевидным после падения Византии. Восточные патриархи, лишённые своей материальной базы, постоянно были вынуждены приезжать в Москву в надежде получить помощь. Это продолжалось не один век.

Учреждение патриаршества сыграло важную роль в упрочении национального единства народа. Это проявилось с особой силой в Смутное время, когда казалось, что государство стояло на грани потери своего суверенитета. Достаточно вспомнить самоотверженность патриарха Гермогена, ценой собственной жизни сумевшего поднять россиян на борьбу с польскими оккупантами.

Выборы российских патриархов

Учреждение патриаршества в Москве, как было сказано выше, совершил Константинопольский патриарх Иеремия II, но все последующие предстоятели церкви избирались высшими российскими церковными иерархами. С этой целью всем епископам от имени государя рассылалось повеление явиться в Москву для избрания патриарха. В начале практиковалась открытая форма голосования, но со временем её стали проводить при помощи жребия.

В последующие годы преемственность патриаршества просуществовала вплоть до 1721 года, когда указом Петра I оно было упразднено, и руководство Русской Православной Церковью было возложено на Священный Синод, представлявший собой лишь министерство по делам религии. Такое вынужденное безглавие церкви продолжалось вплоть до 1917 года, когда она наконец вновь обрела своего первосвятителя в лице Патриарха Тихона (В.И. Белавина).

Российское патриаршество сегодня

В настоящее время Русскую Православную Церковь возглавляет её шестнадцатый предстоятель ― патриарх Кирилл (В.М. Гундяев), интронизация которого совершилась 1 февраля 2009 года. На патриаршем престоле он сменил закончившего свой земной путь Алексия II (А.М. Ридигера). С того дня, когда произошло учреждение в России патриаршества, и вплоть до настоящих времён, патриарший престол являет собой тот фундамент, на котором зиждется всё здание российской церкви.

Нынешний российский первосвятитель несёт своё архипастырское послушание, опираясь на поддержку епископата, клира и широких масс прихожан. Следует заметить, что, согласно церковной традиции, этот высокий сан не наделяет его обладателя какой-либо исключительной святостью. В совете епископов патриарх является лишь старшим среди равных. Все свои ключевые решения по управлению делами церкви он принимает коллегиально с другими архиереями.

www.syl.ru

Учреждение патриаршества на Руси :: Издательство Русская Идея

23.01.1589 (5.02). - Учреждение патриаршества на Руси

Учреждение патриаршества на Руси

23 января 1589 г. при Царе Феодоре Иоанновиче было учреждено патриаршество. Это было не только утверждением и признанием самостоятельности Русской Православной Церкви, это был также закономерный и глубоко символичный акт наследия Русской землей церковного значения и славы древней Византии, подпавшей под османское владычество. На смену Второму Риму (Константинополю) пришел Третий Рим во всем могуществе православного Московского государства. Уже с ХV в. каноническая зависимость Русской Церкви от Константинопольского (Вселенского) Патриарха была лишь номинальной, завоевание Константинополя турками совсем уменьшило ее, к тому же после Флорентийской унии на Руси стали даже сомневаться в правоверии греческого духовенства. «Одержимый прежде благочестием святой град Константинополь ради латинские прелести погибе» – общее мнение того времени.

26 января 1589 г. в Успенском соборе Кремля при огромном стечении народа во главе с Царем Феодором Иоанновичем Константинопольский Патриарх Иеремия II совершил каноничное поставление первого русского Патриарха – Иова.

В Уложенной грамоте, узаконившей русское Патриаршество, за подписью Константинопольского патриарха Иеремии II, его собственными словами специально упоминается "великое Российское царствие, Третей Рим". Это было подтверждено в 1590 г. Собором Патриархов поместных Церквей. Правда, патриархи Константинопольский Иеремия, Антиохийский Иоаким, Иерусалимский Софроний, митрополиты, архиепископы и епископы, присутствовавшие на Соборе, определили Русскому Патриарху лишь пятое место в диптихе Патриархов, но это русскими было воспринято смиренно в связи со сравнительной молодостью Русской Церкви. По величине же и міровому значению Церковь Третьего Рима уже тогда была, несомненно, самой влиятельной, у которой восточные Патриархи, и более всего порабощенный турками "Вселенский" Патриарх, постоянно искали милостыни. Лишь русское покровительство, дипломатическое и финансовое, помогло выжить христианам в Османской империи.

А как происходило избрание следующих Патриархов? После смерти Патриарха блюститель патриаршего престола, обыкновенно митр. Крутицкий, от имени Царя рассылал грамоты ко всему духовенству с приглашением в Москву для избрания Патриарха. В случае невозможности явиться всякий епископ должен был прислать грамоту, что он наперед согласен со всеми постановлениями Собора. Форма избрания Патриарха была открытая или посредством жребия, установившаяся после смерти Филарета. Имена 6 кандидатов из старших иерархов писались на 6 бумажках равной величины, бумажки обливались со всех сторон воском, припечатывались царской печатью и посылались Собору, заседавшему в московском Успенском соборе. Три жребия клались на панагию умершего Патриарха; затем все члены собора облачались и служили акафист Богородице, после чего из 3 жребиев вынимались 2 и откладывались в сторону. Также поступали и с другими тремя. Из оставшихся двух жребиев вынимали один, который и содержал имя избранного Патриарха. Нераспечатанный жребий отдавался боярину, который относил его Царю; Царь распечатывал и объявлял опять через боярина собору имя избранного.

Патриархи сыграли огромную роль в трудные времена для российской государственности. Особенно велика заслуга св. Патриарха Гермогена, призыв которого стал решающим для спасения Руси во время польской оккупации.

«Провиденциально русское патриаршество было устроено как средство сохранения духовной цельности России в обстановке начинающейся секуляризации жизни значительной части народа», – отметил прот. Лев Лебедев в книге "Москва патриаршая". – «Теперь вполне понятно, что и в силу идей, заложенных в русском патриаршестве, и по особому Божию промыслу на патриаршество поставлялись люди, способные обеспечивать эту цельность, почему и сами они оказались духовно едиными в образе правления Церковью. И пока патриаршество сохранялось, сохранялась несмотря на все трещины и цельность православной России. Полностью расколоть эту цельность оказалось возможным, только упразднив патриаршество как институт, причем упразднив волей законного Царя».

Однако следует отметить, что сан патриарха не дает ему какой-то особой святости, в епископате он всего лишь первый среди равных и призван управлять церковными делами в согласии с другими архиреями. Основополагающий принцип устройства Православной Церкви, отличающий ее и от единоличной власти римско-католического папы, и от децентрализации протестантства – в том, что Православие сочетает то и другое в принципе соборности, как бы отражающем догмат единства Пресвятой Троицы: «епископам всякаго народа подобает знать перваго из них и признавать его как главу и ничего превышающаго их власть не творить без его разсуждения; творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих; но и первый ничего не творит без разсуждения всех, ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух» (Апост. 34).

+ + +

Справка. С момента учреждения патриаршества на Руси и до его отмены Петром I и учреждения Св. Синода Русскую Церковь возглавляли следующие Патриархи (в скобках годы патриаршества): Иов (1589–1605), Игнатий (1605–1606, законность его патриаршества при Лжедмитрии не признана Церковью), Гермоген (1606–1612), Филарет (1619–1633), Иоасаф I (1634–1640), Иосиф (1642—1652), Никон (1652–1667), Иоасаф II (1667–1672), Питирим (1672–1673), Иоаким (1674–1690), Адриан (1690–1700). После восстановления патриаршества Поместным Собором 1917–1918 гг. единственным Патриархом, чье избрание не нарушало каноны, был свт. Тихон (1917–1925), см.: Избрание жребием Патриарха Тихона в Храме Христа Спасителя. О деятельности избранного тогда Патриарха см.: Тяжкая ноша св. Патриарха Тихона.О деятельности митрополита Сергия (Страгородского), в 1943 г. назначенного властями первым советским патриархом.О его преемнике с 1990 г. патриархе Алексие II (Ридигере) см.: Обращение прихожан к Поместному Собору и всем Христианам Русской Православной Церкви.

Поделиться новостью в соцсетях

 

rusidea.org

ПАТРИАРШЕСТВО В РОССИИ - Древо

Патриаршество в России было учреждено при царе Федоре Ивановиче в 1589 году

Еще с XV века, со времени митрополита Ионы, зависимость русской церкви от константинопольского патриарха была только номинальной. Покорение Константинополя турками уменьшило власть патриарха.

В то же время на Руси стало появляться сомнение в правоверности как патриарха, так и греческого духовенства, дошедшее до того, что около 1480 года в архиерейскую присягу было внесено обещание не принимать греков ни на митрополичью, ни на архиерейские кафедры. В 1586 году решено было уничтожить и номинальную зависимость русской церкви от Византии. Пользуясь приездом в этом году за милостыней антиохийского патриарха Иоакима, царь заявил в думе о своем желании «устроить в Москве превысочайший престол патриарший». Духовенство и бояре похвалили мысль царскую, но прибавили, что нужно снестись с восточными патриархами, чтобы никто не мог сказать, что патриарший престол в Москве устроен одной только царской властью.

Патриарх Иоаким, которому передали решение думы, взялся доложить об этом собору греческой церкви. Год прошел без ответа. Летом 1588 года прибыл сначала в Смоленск, затем в Москву константинопольский патриарх Иеремия, и царь решительно поставил вопрос о патриаршестве в России, предложив самому Иеремии сделаться патриархом русским.

На самом деле, однако, иметь патриархом грека не хотели, да в Москве был уже намечен свой кандидат – митрополит Иов, клеврет Бориса Годунова. Патриаршество в России было предложено Иеремии под тем условием, чтобы он жил не в Москве, а во Владимире как городе старейшем. Иеремия отказался жить не при государе. Тогда 26 января 1589 года тем же Иеремией в патриархи русские торжественно был поставлен Иов. Через два года получена была грамота от восточного духовенства, утверждавшая патриаршество в России, в Москве и подписанная 3 патриархами, 42 митрополитами, 19 архиепископами и 20 епископами. Московский патриарх должен был занимать место после иерусалимского; поставлялся он собором епископов русской церкви.

Поставление происходило обыкновенно таким образом. После смерти патриарха от имени царя или блюстителя патриаршего престола – а им обыкновенно бывал митрополит Крутицкий – рассылались грамоты ко всем митрополитам, архиепископам, епископам, архимандритам, игуменам степенных, т.е. более важных монастырей, с извещением о смерти патриарха и с приглашением «снитися в царственный град Москву, благочестивого ради собора и для избрания великого святителя на превысочайший патриаршеский престол, иже в велицей России».

К назначенному сроку приглашенные съезжались в Москву с протопопами, священниками, дьяконами. Если кому-нибудь из архиереев нельзя было прибыть к сроку для избрания патриарха, он должен был прислать грамоту, что он наперед согласен со всеми постановлениями собора.

Когда все духовные были в сборе, царь повелевал им «видети свои государские очи в золотой подписной палате»; старший из митрополитов «творил достойно по святительскому чину»; царь говорил речь, указывая на повод к созванию духовенства, и открывал собор. Форма избрания патриарха была открытая или посредством жребия. Последняя окончательно установилась после смерти патриарха Филарета (+ 1633) и состояла в следующем. На 6 бумажках равной величины писались имена шести кандидатов, из архиепископов, епископов и настоятелей степенных монастырей. Бумажки эти обливались со всех сторон воском, припечатывались царской печатью, и в таком виде парь посылал их собору, который в это время заседал в московском Успенском соборе.

Три из жребиев клались на панагию умершего патриарха; затем все члены собора одевались в ризы, служили акафист Богородице; из трех жребиев вынимались два и откладывались в сторону. Также поступали с тремя другими жребиями. Оставалось, таким образом, два жребия; вынимали из них один, который и содержал имя избранного патриарха. Жребий, не распечатанный, вручался боярину, который принес жребий от царя; боярин шел к царю, и тот уже распечатывал жребий и узнавал имя избранного патриарха. Боярин после этого шел опять в собор и объявлял ему имя вновь избранного патриарха. Таким образом, кандидатов в патриархи называл царь, и из них собор производил избрание.

При введении патриаршества в России предполагалось дать русской церкви и устройство соответственное восточным патриархатам, т.е. разделить церковь на митрополичьи округа, которые бы обнимали собой несколько епархий, причем епархиальные архиереи должны были быть в такой зависимости от митрополитов, как последние от патриархов.

На самом деле деление это почему-то не состоялось. Четыре архиерея – новгородский, казанский, ростовский и Крутицкий – получили, правда, сан митрополита; но это не изменило положения вещей. Все иерархи в своих епархиях были равны и подчинялись патриарху так же, как раньше – митрополиту. Юридически власть патриарха ничем не отличалась от власти прежнего митрополита; патриарх пользовался только известными богослужебными преимуществами.

Как и митрополит, он носил белый клобук, но с крестом или херувимами; на митре у него был крест, которого не было у митрополита; он носил цветную мантию; перед ним во время выхода и выездов несли не только крест, но и свечи; облачался он посреди церкви, другие архиереи – в алтаре; он один только сидел на горнем месте; из своих рук причащал архиереев.

Если русский патриарх достиг высокого государственного значения, то этим он был обязан тем условиям, при которых пришлось действовать патриархам. Патриарх Иов деятельно работал в пользу избрания Годунова в русские цари: затем, когда явился первый Лжедмитрий и стал серьезно угрожать Годунову, Иов твердо выступил против него, защищая сначала Бориса Годунова, затем его сына Федора.

Он посылал послов к князю Острожскому и польскому духовенству, убеждая их не верить Лжедмитрию, предал его анафеме и в своих посланиях доказывал, что Лжедмитрий не кто иной, как беглый чудовский монах Гришка Отрепьев.

Когда самозванец овладел Москвой, Иов был свергнут с патриаршего престола и в простой монашеской рясе был отвезен в Старицкий Успенский монастырь. На место Нова патриархом избран рязанский архиерей Игнатий, родом грек, в молодости воспитывавшийся в Риме и до приезда в Россию занимавший Кипрскую епископскую кафедру. Он первый из архиереев признал Лжедмитрия царем и за это был возведен в патриархи 24 июня 1605 года.

Предположение некоторых духовных историков, что Игнатий был возведен Лжедмитрием в патриархи потому, что по своим убеждениям и характеру мог быть удобен для Рима, не имеет достаточных оснований: новый патриарх разослал грамоты, в которых предписывал молиться, между прочим, о том, чтобы Господь Бог возвысил царскую десницу над латинством и басурманством. После свержения Лжедмитрия Игнатий переехал в Литву, где принял унию.

После Игнатия патриархом, естественно, был избран человек, наиболее проявивший оппозицию против Лжедмитрия. То был казанский митрополит Ермоген, человек от природы грубый, даже жестокий, но строгий к себе, прямолинейный и стойкий. Он был не в ладах с вновь избранным царем Василием Шуйским, но стоял за него как за царя венчанного.

Когда появился второй Лжедмитрий и народ стал волноваться, Ермоген перенес царевича Дмитрия из Углича в Москву и устроил торжественную покаянную процессию в Москве, в присутствии вызванного из Старицы ослепшего патриарха Иова: народ каялся в изменах, клятвопреступлениях, убийствах, и патриархи разрешали его.

В начале 1609 года недовольные Шуйским вытащили патриарха Ермогена на лобное место и, тряся его за ворот, потребовали согласия на перемену царя. Патриарх остался тверд, не побоялся толпы и отстоял Шуйского. Когда Шуйский год спустя был свергнут и бояре выдвинули кандидатуру польского королевича Владислава, Ермоген согласился на желание большинства, но с тем, чтобы Владислав перешел в православную веру.

В Польшу были отправлены послами князь Голицын и ростовский митрополит Филарет. Через несколько времени к ним пришла грамота от бояр, в которой предписывалось во всем положиться на волю королевскую. Но послы заявили, что грамота от одних бояр для них не действительна: их посылали патриарх, бояре и все люди вместе, а не одни бояре. Когда паны возразили на это, что патриарх – лицо духовное и в светские дела вступаться не должен, то получили в ответ: «изначала у нас так повелось: если великие государственные или земские дела начнутся, то великие государи призывали к себе на собор патриархов, архиепископов и епископов и без их совета ничего не приговаривали, и место сделано патриархам с государями рядом: теперь же мы стали безгосударны, и патриарх у нас человек начальный».

Переговоры с Владиславом кончились неудачей; в апреле 1611 года русские послы были отведены пленниками в Мариенбург. Ермоген разрешил русских от присяги Владиславу и стал призывать народ на защиту государства и православия. Кроме патриарха, города не хотели знать другого начальства; к нему они посылали отписки о сборе ратных людей. Польская партия бояр, во главе которой стоял Салтыков, враждебно относилась к Ермогену и потребовала, чтобы он воротил земские ополчения, шедшие к Москве, но патриарх благословил ополчения и проклял изменников отечества. Его посадили под стражу и преградили всякие сношения его с народом. В тюрьме он и умер (1612), заморенный, как говорили, голодом.

До 1619 года Русская Церковь оставалась без патриарха. Сначала ею управлял казанский митрополит Ефрем (Хвостов), а после его смерти (1614) – митрополит Крутицкий Иона (Архангельский), человек необразованный, упрямый и мстительный.

В 1619 году митрополит Филарет возвратился из Польши в Москву. Воспользовавшись пребыванием в Москве иерусалимского патриарха Феофана III, Михаил Федорович возвел своего отца в патриархи. Как отец царя Филарет получил титул «великого государя» и занял в государстве место, равное царю: наступило время полного двоевластия.

В сфере церковного управления и суда патриарх оставался независимым и никем не стеснялся. В 1625 году Филарет получил от царя новую грамоту, по которой все духовные лица его епархии, монастыри и церкви, с их служителями и крестьянами, во всех делах, кроме уголовных, были подчинены суду одного патриарха; если же они имели дело с каким-нибудь светским лицом, то должны были жаловаться в приказы, которые ведали ответчиками.

Двор патриарха был устроен по образцу царского. У патриарха были свои свечники, чашники, скатерники, повара, хлебники, пивовары, истопники, конюхи, иконописцы, мастера серебряных и золотых дел и т.п.; были у него и свои бояре, окольничьи, стольники, стряпчие, дворяне, дети боярские, которым поручались патриархом разные дела по управлению.

При Филарете в области патриаршего управления начинают выделяться разряды и приказы: в судном приказе или патриаршем разряде были сосредоточены все судебные дела; в приказе казенном – дела о ставленниках, а также сборах с вотчин и духовенства; приказ церковных дел ведал делами, касающимися церковного благочиния; дворцовый приказ заведовал хозяйством патриарха. Ведомство этих приказов не было, впрочем, строго разграничено и может быть определено только приблизительно. Патриарх по-прежнему, вместе с высшим духовенством, призывался на земский собор и в царскую думу.

По смерти Филарета преемник его, Иоасаф I (1634 - 1640), не мог занять такого положения, какое принадлежало отцу царя: он не носил титула великого государя, как и его преемник Иосиф (1640 - 1652). При последнем было издано «Уложение» царя Алексея Михайловича, значительно подрывавшее значение в государстве церковной иерархии вообще и патриарха в частности. Патриарх сидел во время составления «Уложения» в царской думе и на земском соборе и не протестовал. Учреждением монастырского приказа были уничтожены судебные привилегии духовенства, а следовательно, умалена власть патриарха.

Главным противником приказа явился патриарх Никон, при котором патриаршая власть достигла небывалого до тех пор развития. Как и Филарета, Никона титуловали «великим государем»; власть патриаршая как бы приравнивалась к власти царской. Монастырский приказ хотя не был уничтожен, но почти бездействовал. Не имело силы и постановление «Уложения», запрещавшее увеличение монастырских вотчин: патриаршие вотчины увеличились за это время с 10 тыс. дворов до 25 тыс.

Никон окружил себя царской пышностью и сделался, как царь, недоступен. Архиереи рабски подчинялись всесильному патриарху, беспрекословно сносили все его грубости и исполняли его распоряжения. Патриарх своей властью отбирал у епархий и церквей вотчины и отдавал их на свои монастыри или присоединял к патриаршим владениям.

Самовластно поступал Никон и с боярами. Идеалом его было двоевластие, в виде светской власти царя и духовной – патриарха. С этой целью он как бы в противовес «Уложению» пересмотрел и дополнил Кормчую, которую издал с приложением подложной грамоты Константина к папе Сильвестру, содержавшей в себе апологию церковной власти и церковных имуществ. Никон хотел убедить царя Алексея Михайловича отменить вовсе «Уложение» и заменить его Кормчей; но это не удалось. Царь разослал только воеводам для руководства в суде выписки из Номоканона, как бы в дополнение «Уложения».

Затем стряслась катастрофа над Никоном. Во время удаления патриарха, до суда над ним, русской церковью правил Питирим, митрополит Крутицкий. Приговор над Никоном был вместе с тем приговором и над патриаршеством в России и его идеалами. Патриаршая власть вводилась в известные рамки; давалось понять, что русский патриарх не всемогущ, что власть его – не самодержавная царская власть.

Московский Собор 1667 года признал, что патриарх не должен носить титула великого государя и вступаться в мирские дела; с другой стороны, однако, признана была независимость духовенства и церковных людей в гражданских делах от мирского суда. Патриархом на соборе 1667 года был избран тихий, незначительный Иоасаф II (1667-1673). С этих пор патриаршество в России начинает терять свое государственное значение.

После Иоасафа II патриарший престол занимали Питирим (в 1673), Иоаким Савелов (1673-1690) и Адриан (1690-1700). Они не играли крупной роли и были заняты обереганием привилегий духовенства вообще и своих в частности, главным образом в судебном отношении.

В 1675 году был закрыт монастырский приказ. В 1689 году новгородцы били челом патриарху Иоакиму, чтобы духовных лиц судили в гражданских делах не на митрополичьем дворе, а в приказной палате. Патриарх пригрозил новгородцам судом Корея, Дафана и Авирона.

В 1700, когда была поднята мысль о составлении нового «Уложения», патриарх Адриан велел составить свод прав русской церкви – т.н. «Статьи о святительских судах», в которых были собраны выписки из Номоканона, царские уставы и ханские ярлыки; правительству рекомендовалось помнить все это и не отступать от старины.

Сближение России с Западной Европой вызвало оппозицию со стороны как Иоакима, так и Адриана, они видели подрыв религии в заимствовании новых форм жизни, в перемене даже внешности русского человека. Умирая, патриарх Иоаким в своем завещании умолял правительство не допускать православных к дружбе с иноземцами и еретиками, запретить последним строить кирхи, разорить уже раньше построенные, не давать иностранцам начальства в полках, не вводить новых обычаев. Адриан намеревался идти по следам Иоакима, но Петр I резко оборвал патриарха, и он должен был замолчать; Адриан даже жил не в Москве, а в своем Перервинском монастыре.

Не проявляя прямой оппозиции, он молчаливо был главою недовольных, а в лице его и само патриаршество как учреждение было символом недовольства новыми порядками. Поэтому, когда в октябре 1700 года умер патриарх Адриан, преемника ему не было назначено. Во главе управления церковью был поставлен рязанский митрополит Стефан (Яворский), с титулом «местоблюстителя патриаршего престола». Уже одно то, что местоблюстителем был назначен митрополит рязанский, а не Крутицкий, как до тех пор бывало, являлось нововведением. По отношению к церковным делам местоблюститель сохранял права патриарха; для совещаний по важным делам он имел при себе очередных епископов из епархий.

Так было до 1718 года, когда Петр стал заменять приказы коллегиями, с целью объединения однородных предметов государственного управления. На церковь Петр смотрел не с духовной точки зрения, как на общество верующих, а с государственной, как на учреждение правительственное. Эта точка зрения побудила его идею преобразованных им светских учреждений перенести и в область церкви и единоличную власть патриарха заменить коллегией, постоянным собором духовного правительства.

Духовная коллегия (синод) явилась высшим церковным и правительственным учреждением в России. В составленном для нее «Духовном регламенте» были изложены причины, побудившие царя заменить единоличное управление церкви коллегиальным:

  1. в собрании, где много членов, легче может быть отыскана истина;
  2. решение собора получает в глазах общества больше силы и значения, чем решение одного лица;
  3. при коллегиальном управлении не могут быть остановки в делах вследствие болезни или смерти правительственного лица;
  4. при коллегиальном управлении не может быть стремления у духовного правительства сравняться с особою монарха, как это могло быть при патриархах;
  5. соборное учреждение может быть хорошей школой для архиереев.

На преобразование высшего управления церковью было вытребовано согласие русских архиереев, а также настоятелей степенных монастырей, Сената и восточных патриархов.

Патриаршество в России было восстановлено на Поместном соборе Русской Православной Церкви 5 ноября 1917 года; патриархом был избран Тихон (Беллавин) (1917 - 1925).

Патриархи Московские и всея Руси

Возобновление патриаршества

Использованные материалы

  • Христианство: Энциклопедический словарь: в 3 т.: Большая Российская Энциклопедия, 1995.

[1]  Поставлен Лжедмитрием после ссылки святителя Иова, впоследствии впал в униатство, ныне не считается Церковью законным.

drevo-info.ru

История русского патриаршества. Справка - РИА Новости, 27.01.2009

Патриаршество было учреждено в Москве в 1589 году. До этого времени Русская Церковь возглавлялась митрополитами и до середины XV века относилась к Константинопольскому Патриархату и не имела самостоятельного управления.

Поместный Собор Русской православной церкви 27-29 января 2009 года выберет патриарха Московского и всея Руси. Выборы пройдут в связи с кончиной 5 декабря 2008 года патриарха Алексия Второго.

Патриарх Московский и всея Руси - титул предстоятеля Русской православной церкви.

Патриаршество было учреждено в Москве в 1589 году. До этого времени Русская Церковь возглавлялась митрополитами и до середины XV века относилась к Константинопольскому Патриархату и не имела самостоятельного управления.

Патриаршее достоинство московским митрополитам было усвоено лично Вселенским Патриархом Иеремией II и подтверждено Соборами в Константинополе в 1590 и 1593 годах. Первым патриархом стал святитель Иов (1589-1605).

В 1721 году патриаршество было упразднено. В 1721 году Петр I учредил Духовную коллегию, впоследствии переименованную в Святейший Правительствующий Синод - государственный орган высшей церковной власти в Российской церкви. Патриаршество было восстановлено решением Всероссийского Поместного Собора 28 октября (11 ноября) 1917 года.

Титул "Святейший Патриарх Московский и всея Руси" принят в 1943 году патриархом Сергием по предложению Иосифа Сталина. До этого времени патриарх носил титул "Московский и всея России". Замена России на Русь в титуле патриарха связана с тем, что с возникновением СССР под Россией официально подразумевалась только РСФСР, в то время как юрисдикция Московской патриархии простиралась и на территорию прочих республик Союза.

Согласно Уставу Русской православной церкви, принятому в 2000 году, Святейший Патриарх Московский и всея Руси "имеет первенство чести среди епископата Русской православной церкви и подотчетен Поместному и Архиерейскому соборам... имеет попечение о внутреннем и внешнем благосостоянии Русской православной церкви и управляет ею совместно со Священным Синодом, являясь его председателем".

Патриарх созывает Архиерейские и Поместные соборы и председательствует на них, а также несет ответственность за исполнение их постановлений. Патриарх представляет Церковь во внешних сношениях, как с другими церквями, так и со светской властью. В его обязанности входит поддержание единства иерархии РПЦ, издание (совместно с Синодом) указов об избрании и назначении епархиальных архиереев, он осуществляет контроль за деятельностью архиереев.

Согласно уставу, "внешними отличительными знаками патриаршего достоинства являются белый куколь, зеленая мантия, две панагии, великий параман и предносной крест".

Патриарх Московский и всея Руси - епархиальный архиерей Московской епархии, состоящей из города Москвы и Московской области, Священноархимандрит Свято-Троицкой Сергиевой лавры, управляет патриаршими подворьями по всей стране, а также так называемыми ставропигиальными монастырями, подчиненными не местным архиереям, а напрямую Московской Патриархии.

В Русской Церкви титул Патриарха дается пожизненно, и это означает, что до самой смерти патриарх обязан служить Церкви, даже если он тяжело болен или находится в ссылке или заточении.

Хронологический список Патриархов Московских:

- Святитель Иов (23 января 1589 года - июнь 1605 года).

- Игнатий (30 июня 1605 года - май 1606 года), поставлен Лжедмитрием I при живом Патриархе Иове и поэтому не включается в списки законных Патриархов, хотя поставлен с соблюдением всех формальностей.

- Священномученик Гермоген (или Ермоген) (3 июня 1606 года - 17 февраля 1612 года), причислен к лику святых в 1913 году.

- Филарет (Федор Никитич Романов) (24 июня 1619 года - 1 октября 1633 года).

- Иоасаф I (6 февраля 1634 года - 28 ноября 1640 года).

- Иосиф (27 мая 1642 года - 15 апреля 1652 года).

- Никон (Никита Минов) (25 июля 1652 года - 12 декабря 1666 года).

- Иоасаф II (10 февраля 1667 года - 17 февраля 1672 года).

- Питирим (7 июля 1672 года - 19 апреля 1673 года).

- Иоаким (Савелов) (26 июля 1674 года - 17 марта 1690 года).

- Адриан (24 августа 1690 года - 16 октября 1700 года).

После кончины патриарха Адриана преемник не избирался. В 1700-1721 годах блюститель патриаршего престола ("Экзарх") - митрополит Ярославский Стефан (Яворский).

Московские патриархи в 1917-2008 годах:

- Святитель Тихон (Василий Иванович Белавин; по другим данным Беллавин, 5 (18) ноября 1917 года - 25 марта (7 апреля) 1925 года).

- Сергий (Иван Николаевич Страгородский; 8 сентября 1943 года - 15 мая 1944 года).

- Алексий I (Сергей Владимирович Симанский 2 февраля 1945 года - 17 апреля 1970 года).

- Пимен (Сергей Михайлович Извеков; 2 июня 1971 года - 3 мая 1990 года).

- Алексий II (Алексей Михайлович Ридигер; 10 июня 1990 года - 5 декабря 2008 года).

Все новости на сайте "Архиерейский и Поместный Соборы Русской Православной Церкви 2009 г." >>

ria.ru

Учреждение патриаршества в России 1589 году. История Русской Церкви.

В 1586 году Москву впервые посетил Патриарх. Во время летнего заседания Боярской Думы царь рассказал о положительных сторонах создания Патриархата Российского – самостоятельное назначения митрополитов в Москву. Государь попросил Антиохийского Патриарха Иокима провести «совет» об учреждение патриаршества в России со Вселенским Патриархом, который совещался с Собором и другими Патриархами.

На следующий год посол Патриархата передал царю Посольский приказ: В Константинополь были приглашены Патриархи Иерусалима и Александрии для решения вопроса; было решено направить в Москву Иерусалимского Патриарха для обучения и совещания нового Патриарха.

1588 году Иеремий II, Вселенский Патриарх, приехал в Москву. Он планировал получить милостыню от России для восстановления Патриаршества после его притеснения турецким султаном и разорения. Пока Иеремий ожидал во Львове пропускную грамоту, то с ним обсуждалась вероятность переноса в Киев Престола Патриарха. Похожий план давно предлагали в католическом обществе из-за активной подготовке к унии, а так же желания распространить григорианский календарь на православную часть Речи Посполитой. Вселенский Патриарх был не согласен с предложенным планом – в нем отсутствовало согласование с александрийской пасхалией. Иеремий II предлагал для резиденции Патриарха Вильну, Острог и Львов. Хотя летописи умалчивают, но именно перенос Патриаршества в русские земли был предложен царем Иеремию II. Он был не против поселиться на русских землях, однако предложенный Владимир Патриарх считал слишком малым городом для своей должности. Там не было царский резиденции и Иеремий II отказался иметь кафедру не в столице.

После Патриарха попросили назначить главой Московского и Владимирского Патриаршества митрополита Москвы Иова. Он первоначально отказывался, говоря, что не обладает должными полномочиями, но потом согласился. Предложенный чин Патриаршего постановления не понравился царю из-за повторной хиротонии. На основе двух чинов (написанного Вселенским Патриархом и разработанного на Соборе в 1564 году) был выработан торжественный церемониал утверждения патриаршества на Руси.

23 января 1589 г состоялось собрание освященного Собора, в нем принимали участие многочисленные представители греческого духовенства. На нем состоялось торжественное наречение Московского митрополита Иова на должность Патриарха Московского. Учреждение Патриаршества в России оформили соборной грамотой. Она полностью повторяла царскую речь 1586 года. Канонической основой Московского Патриархата является Восточный Патриархат и Собор. Москва получило название «Третьим Римом». Грамота стала предвосхищением будущих событий: Константинопольских соборов в 1590 и 1593 годов.

В 1591 году в Москву было доставлена грамота после Константинопольского Собора 1590 г. Сегодня доподлинно известно, что большая половина подписей на ней подделана. Но Иеремий II так спешил созвать новый Собор для утверждения русской соборной грамоты, что не дождался приезда многих архиепископов. За утверждение Московского Патриаршества русский царь выплатил большое пожертвование Патриархии, которая была в тяжелом материальном положении. Подделывание подписей было необходимо для демонстрации представительности Собора.

Московское Патриаршество получила 5-ое место во всей Патриаршие Престолов и право на дальнейшее поставление Патриархов Московских.

Царь была недовольно пятым местом в Патриархии. Он напомнил Иеремию II грамотой об обещанном третьем месте на Московском соборе 1589 года: после первого Константинопольского и второго Александрийского Патриарха, но перед Антиохейского и Иерусалимского. Но царская грамота была послана после обещанных даров и согласия.

Константинопольский Собор в 1593 году утвердил 5-ое место Московского Патриарха, объясняя его правилом Никейского и Трулльского Соборов. Анализ грамоты подтвердил подлинность всех 42 подписей. Грамотой этого собора в будущем руководствовался Патриарх Феофан при назначении Московского Патриарха Филарета. Ей одной из немногих удалось пережить пожар в Москве в 1626 году. Патриарх Никон использовал ее для основы своих реформ русской православной церкви.

Текст соборного акта перевел Епифаний Славинецкий. Его включили в 1654 году в Деяния Московского Собора.

www.istmira.com

43. Учреждение патриаршества на Руси.

В 1589 году Русская церковь достигла полной самостоятельности, будучи организована в виде особого патриархата. На практике она жила самостоятельной жизнью еще со времени митрополита Ионы. Но оставалась еще номинальная зависимость русского митрополита от патриарха. Теперь и она оказалась уже неуместной, так как Россия стала могущественной державой, а патриарх был подданным турецкого султана. К этому присоединилось еще подозрение касательно целости православия в Греции: около 1480 года в архиерейскую присягу внесено было обещание не принимать от греков никого ни на митрополию, ни на епископии. В 1586 году прибыл в Москву за милостыней антиохийский патриарх Иоаким; это был первый случай приезда в Москву одного из патриархов. Воспользовавшись его приездом, царь Феодор на совете бояр и духовенства предложил решительную мысль, нельзя ли при посредстве приезжего святителя устроить на Москве собственный престол патриаршеский. Мысль эта была всеми одобрена. Иоаким тоже одобрил ее, но заметил, что для исполнения ее нужно согласие всех восточных патриархов, и при отъезде из Москвы обещал постараться об этом деле.

Летом 1588 года прибыл в Москву сам константинопольский патриарх Иеремия, и русское правительство поспешило воспользоваться его приездом для более решительной постановки вопроса ο русском патриаршестве. Быть патриархом в Москве сначала предложили было самому Иеремии. Но при этом взяли в расчет и крайнее неудобство иметь патриархом грека, к которому относились недоверчиво, который к тому же не знал ни русского языка, ни русских обычаев; с другой стороны, - ни царю, ни Годунову, который правил всеми делами, не хотелось отстранять от себя митрополита Иова, к которому они оба чувствовали полное доверие. Поэтому патриарху предложили жить не в Москве, где по-прежнему оставляли Иова, а во Владимире. Иеремия не согласился на это, говоря: что это за патриаршество, что жить не при государе? Тогда уже прямо предложили ему поставить патриархом Иова. Торжество поставления совершилось 26 января 1589 года. При отъезде из Москвы Иеремия оставил здесь уложенную грамоту об учреждении им патриаршества и обещал по возвращении на восток провести это дело через собор восточных иерархов. Собор состоялся в Константинополе в 1590 году, но, так как на нем не было патриарха александрийского Мелетия Пигаса (а этот влиятельный патриарх не одобрял действий патриарха Иеремии в Москве, как совершенных без полномочия других патриархов), то собор ο патриаршестве московском был созван в Константинополе снова в 1593 году с участием и Мелетия. Русское патриаршество было утверждено с назначением для нового патриарха пятого места, после иерусалимского; право поставления московских патриархов предоставлено вполне собору местных епископов.

44. Смутное время. Священномученик патриарх Гермоген. Избрание царя.

Β конце ХVI века угас род Рюриковичей, выставив из среды своей святого мученика, Димитрия Иоанновича Углицкого, убитого сторонниками Бориса Годунова (1591 г.). После смерти последнего Рюриковича, царя Феодора (1598 г.), на московский престол сел боярин Годунов, но не успел сделаться родоначальником новой династии. Загадочный самозванец, тень убиенного Димитрия, прекратил эту династию в самом ее начале, и наступило смутное время, время тяжких испытаний и для Русской земли и для Русской церкви, но вместе с тем и время обнаружения их неодолимой внутренней мощи.

Явление самозванца было страшным событием, как для государства, так и для православной церкви, потому что он явился орудием иезуитов и католической пропаганды. Желая найти себе поддержку в могущественном ордене иезуитов, он позволил обратить себя в католичество. Β начале 1604 года в Кракове папский нунций взял с него клятву послушания римскому престолу. Β своем послании к папе Лжедимитрий обещался обратить в католичество всю Россию.

Патриарх Иов со всею твердостью восстал против самозванца. Он посылал грамоты князю Острожскому, польскому дворянству и духовенству с увещанием не верить Лжедимитрию, предал его анафеме, велел во всех церквах читать грамоту, в которой доказывалось, что Лжедимитрий был не кто иной, как беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев, и предавались проклятию все, которые будут стоять за него. После смерти Бориса патриарх так же ревностно стал действовать в пользу сына Бориса Феодора. В 1605 году, завладев Москвой, приверженцы самозванца, прежде всего, приступили к свержению патриарха: ворвавшись в Успенский собор во время литургии, они сорвали с Иова святительскую одежду, облекли его в рясу простого монаха и увезли в Старицкий монастырь, где он и оставался до кончины (+ 1607). Царь Феодор был убит, и на русский престол вступил самозванец.

На место Иова новый царь сам, без собора святителей, возвел рязанского архиепископа Игнатия, родом грека, склонного к унии. Из Польши явились иезуиты и в одном отведенном для них доме стали свободно совершать свое католическое богослужение в самом Кремле. Новый царь, окружив себя поляками и немцами, с самого начала своего пребывания в Москве стал оскорблять православные и патриотические чувства русских: он дозволял иноверцам свободно входить в православные храмы, плохо молился Богу, не соблюдал постов. Β народе пошли толки, что он еретик; являлись люди, которые в глаза обвиняли его в ереси; их готовность пострадать за правду и веру хорошо показывала, как встревожена была народная масса.

От папы одно за другим присылались к нему послания с настойчивыми увещаниями поскорее просветить русский народ, сидящий во тьме и сени смертной. Лжедимитрию приходилось между тем просить папу, чтобы тот позволил и самой Марине - будущей царице - таить пока свое католичество под маской соблюдения греческих обрядов. Β Риме сердились на это, в Москве же оказалось трудным оставить Марину и тайной католичкой. Казанский митрополит Гермоген и коломенский епископ Иосиф решительно требовали, чтобы Марина пред браком своим была перекрещена в православие, иначе брак с нею царя будет незаконным. От этих строгих ревнителей царь успел отделаться, заставив Иосифа молчать, а Гермогена отправив из столицы в Казань. Но не так легко было отделаться от волнения народного. Брак с Мариной сделался роковым событием для самозванца. Во время свадебных торжеств наехавшая в Москву польская шляхта своими буйствами раздражила весь народ. В ночь на 17 мая 1606 г. общее раздражение прорвалось, наконец, народным восстанием, среди которого самозванец был убит. Вслед за этим немедленно был свергнут и патриарх Игнатий.

 На престол восшел виновник переворота князь Василий Иванович Шуйский, а патриархом был избран Гермоген Казанский. До своего святительства в Казани он был священником казанской гостинодворской церкви святителя Николая и в этом сане первый послужил в 1579 году явлению Казанской иконы Богоматери, приняв ее из земли, где она была обретена, потом постригся в казанском Спасском монастыре в монашество и был здесь архимандритом, наконец, в 1589 году сделан казанским митрополитом. Во время своего патриаршества он явился непоколебимым столпом церкви и государства. По своей честной прямоте он был не совсем в ладах с мелким и двоедушным Шуйским, но эти личные отношения не мешали ему крепко стоять за последнего как за царя, Богом данного.

Еще до избрания патриарха, когда пошли слухи ο втором самозванце, были торжественно перенесены в Москву из Углича мощи царевича Димитрия. Новый патриарх, прежде всего, разослал по всей России увещательные грамоты к народу и к самим мятежникам, которые поднялись во имя нового самозванца в Северской Украйне; потом вместе с царем прибегнул к новому средству подействовать на народ, назначив в Успенском соборе церемонию народного покаяния. Для нее нарочно вызвали из Старицы уже слепого и дряхлого патриарха Иова. Составлена была трогательная грамота, в которой излагалось от лица народа исповедание измен, клятвопреступлений, убийств, поруганий святыни и других земских грехов со смерти царя Феодора. Но желанных результатов не оказала и эта церемония. Волнение во имя Димитрия все росло, несмотря даже на то, что не было еще налицо и самого самозванца. Наконец, нашелся такой человек и с помощью поляков, казаков и разных русских изменников подступил к Москве и утвердился в 12 верстах от нее в с. Тушине. Благородный пан Мнишек признал его своим зятем, а Марина - мужем; явились около него и братья-иезуиты. В Польше написали ему целый наказ, как действовать для распространения в России католичества.

Патриарх Гермоген одобрял царя, увещевал бояр и народ к верности, указывал на опасности для православия от поляков и проклинал изменников вере и законному царю. Но, с другой стороны, чрезвычайно соблазнительно действовало на Москву и Тушино, разводя в ней измену и подрывая значение Василия Шуйского.

Пользуясь смутой, возникшей в России, король Сигизмунд потребовал московской короны для своего сына Владислава и осенью 1609 года осадил Смоленск. Смольняне дали обет стоять за веру и царя до смерти. Из русских на сторону Сигизмунда прежде всех пристали тушинцы. Оставленные поляками и ослабевшим самозванцем, они заключили с Сигизмундом договор и признали Владислава царем. Потом в пользу королевича образовалась партия в самой Москве. Еще в начале 1609 года недовольные царем вытащили Гермогена на лобное место и, тряся его за ворот, требовали у него согласия на перемену царя. Патриарх не побоялся толпы и честно заступился за Шуйского. На этот раз попытка свергнуть Василия не удалась. Но, когда царь был заподозрен в загадочной смерти Скопина, когда русские войска, лишившись любимого вождя, были разбиты поляками, патриарху уже невозможно было спасти Василия. Β июле 1610 г. толпы народа, поднятые Захаром Ляпуновым, Салтыковым и другими боярами, свергли его с престола; потом сверженный царь был насильно пострижен в монахи.

Вслед за тем немедленно поднялся вопрос об избрании нового царя; чернь хотела тушинского вора; патриарх предлагал выбрать царя из бояр, кн. Василия Голицына или Михайла Феодоровича Романова, сына Филарета; бояре тянули к Польше, хотели в цари Владислава. Последняя партия одержала верх. Для окончательных переговоров с королем отправлены были под Смоленск послы. Патриарх должен был согласиться на желание господствующей партии и успел настоять только на том, чтобы послы необходимым условием поставили обращение Владислава в православную веру. Послы твердо стояли на своих требованиях, чтобы Владислав принял православие. Β апреле 1611 г. послы, по повелению раздраженного короля, были отправлены в Мариенбург пленниками. Смоленск все еще продолжал защищаться, подкрепляемый воеводой Шеиным и увещаниями архиепископа Сергия. Когда он был, наконец взят, Шеин и Сергий тоже увезены были в Литву.

Слухи ο притязаниях поляков на Московское государство и ο будущих опасностях для веры производили в народе сильное волнение. Патриарх взывал к православным ο защите отеческой. Из Москвы разослана была повсюду трогательная грамота, в которой, увещевая города к соединению против общего врага, москвичи выставляли на вид религиозное единство всех русских людей и священное значение Москвы. Патриарх стоял во главе всего земского движения; кроме него, города не хотели знать никакого другого начальства. Салтыков, Масальский и другие бояре польской партии в Москве сильно злобились на Гермогена. В то самое время, как послы были взяты в плен, поляки с Салтыковым сделали последнюю попытку уговорить патриарха, чтобы он возвратил шедшие к Москве земские рати, и услыхали от него решительный отказ. "Благословляю всех, - говорил патриарх, - довести начатое дело до конца, ибо вижу попрание истинной веры от еретиков и от вас, изменников, и разорение святых Божиих церквей, и не могу слышать пения латинского в Москве". После этого его посадили под стражу в Чудовом монастыре и лишили всяких средств сноситься с народом.

Первое восстание городов не удалось. После смерти земского вождя Прокопия Ляпунова, убитого казаками, ополчения разошлись, и бедствия Русской земли даже еще более увеличились. Москва осталась в руках поляков. Но за первым земским ополчением скоро поднялось другое, составившееся по воззванию нижегородского земского старосты Козьмы Минина и под начальством князя Пожарского. Патриарх Гермоген из своей темницы в последний раз благословил земские рати и вскоре (17 января 1612 г.) скончался, как думают, заморенный голодом. Во главе Русской церкви, по совету всяких чинов людей, поставлен был казанский митрополит Ефрем (впрочем, без патриаршего сана). 22 октября 1612 года Москва была, наконец, освобождена.

Москва была очищена, но престол царский оставался еще праздным. Разосланы были грамоты по городам с приглашением прислать властей и выборных в Москву для великого дела. После трехдневного поста начались соборы. Стали выбирать среди своих. Однажды какой-то дворянин из Галича принес на собор письменное мнение, в котором говорилось, что ближе всех по родству с прежними царями Михаил Феодорович Романов, его и надобно избрать в цари. Раздались голоса недовольных: "Кто принес такую грамоту, кто, откуда?" В это время выходит Донской атаман и также подает письменное мнение. "Что это ты подал, атаман?" - спросил его князь Димитрий Михайлович Пожарский. "О природном царе Михаиле Феодоровиче", - отвечал атаман. Одинаковое мнение, поданное дворянином и Донским казаком, сильно подействовало на избирателей. 21 февраля 1613 года, в неделю Православия, был последний собор: каждый чин подал письменное мнение, и все эти мнения найдены сходными, все чины указывали на одного человека - Михаила Феодоровича Романова. Тогда Рязанский архиепископ Феодорит, Троицкий келарь Авраамий Палицын, Новоспасский архимандрит Иосиф и боярин Василий Петрович Морозов пошли на лобное место и спросили у народа, наполнявшего Красную площадь: кого они хотят в цари? - Народ единогласно воскликнул: "Михаила Феодоровича".

Послы Земского Собора прибыли в Кострому и 14 марта, подняв иконы, принесенные из Москвы, и чудотворную Феодоровскую икону Богоматери, из Костромского Успенского собора, пошли все крестным ходом в Ипатьевский монастырь, где жил избранный царь с матерью, инокинею Марфою Ивановною. Они встретили образа за монастырем; но когда послы объявили им, зачем присланы, то Михаил отвечал "с великим гневом и плачем", что он государем быть не хочет, а мать его Марфа прибавила, что она не благословляет сына на царство. В церкви послы подали Михаилу и его матери грамоты от собора и говорили речи по наказу, но получили прежний ответ. Наконец, священные чины, подъяв на руках честные кресты и чудотворные иконы, подошли с ними к Михаилу, и Феодорит с твердостию сказал: "Не противься воле Божией: не мы предприняли сей подвиг, но Пречистая Божия Матерь возлюбила тебя, - устыдись пришествия Ея". Тогда Михаил повергся на землю пред чудотворными иконами Богоматери и, рыдая, произнес: "Аще есть на то воля Твоя, я - Твой раб, спаси и соблюди меня". Потом, встав и обратясь к послам, сказал: "Аще есть на сие дело воля Божия, буди тако". Так совершилось воцарение Михаила Феодоровича в Костромском Ипатьевском монастыре в 14-й день марта 1613 года, с того самого времени доселе торжественно празднуемый Церковию в честь Феодоровской иконы Богоматери.

studfiles.net