Кто написал "Слово о полку Игореве? Тайна памятника древнерусской литературы. Слово о полку игореве автор произведения


Кто написал "Слово о полку Игореве? Тайна памятника древнерусской литературы

Один из величайших памятников древнерусской литературы – «Слово о полку Игореве». Множеством тайн окутано это произведение, начиная с фантастических образов и заканчивая именем автора. Кстати, до сих пор автор «Слова о полку Игореве» неизвестен. Как ни пытались исследователи выясните его имя – ничего не удалось, рукопись хранит свой секрет и в наши дни.

Мы не будем говорить об истории нахождения рукописи, о роли А. Мусина-Пушкина, А.С. Пушкина, Н. Карамзина и других исследователей в восстановлении, переводе и опубликовании древнего памятника литературы, а перейдем сразу к важнейшему вопросу о том, кто написал «Слово о полку Игореве.

Начиная анализировать произведение, исследователи особое внимание уделяли зачину – в нем появляется образ Бояна-сказителя, древнего мифического певца, который восславлял героические походы князей, «растекашись мыслею по древу», хвалебными словами воспаряя «сизым орлом под облакы». В отличие то общепринятых канонов чествования героев, тот, кто написал «Слово о полку Игореве», отходит от традиций и своими словами рассказывает о событиях, произошедших на Руси после правления Владимира Красно Солнышка. Сказитель позволяет себе вводить лирические отступления, в которых рассказывает о своих внутренних чувствах и мыслях, гармонично вписывая их в характеристику образов и происходящих событий.

Мифические персонажи, животных, поле битвы, пиры, слово Святослава и плач Ярославны - поэт удивительным образом словно бы одушевляет и наделяет характерами эти образы. Они становятся самостоятельными персонажами, что лишний раз доказывает – тот, кто написал «Слово о полку Игореве» страстно любит родину и переживает за ее будущее. В связи с этим особое внимание нужно уделить образу князя Игоря, центральному персонажу, походу которого и посвящено произведение.

Поход на половцев 1185 года закончился неудачей, и автор-певец скорбит над потерей княжеского войска у Каялы-реки, невольно сравнивая эту битву со сражениями князя Олега, деда Игоря – постоянные усобицы, смерть князей и воинов, княжеские ссоры – все это привело к печальному результату.

Особенность языка сказителя переносит нас в прошлое, и мы видим события его глазами – вопрос о том, кто написал «Слово о полку Игореве», становится уже не столь важным. Игорь, отстаивая интересы родины и желая снискать еще большую славу, практически в одиночку отправляется в поход на половцев. Он не обращает внимание на дурные приметы (затмение, клич Дива), бросается в битву и попадает в плен. Храбрый, смелый, отчаянный воин - такова характеристика Игоря.

«Слово полку Игореве» своим сюжетом опирается на Ипатьевскую и Лаврентьевскую летописи, но это ни в коем случае не говорит о том, что его автор был историк. Наоборот, академик Лихачев утверждает, что автор, кто написал «Слово о полку Игореве», вовсе не летописец, не историк, а грамотный, начитанный человек, которому не чужда судьба всего государства.

Так или иначе, «Слово о полку Игореве» - великолепный памятник исторической художественной литературы, загадки которого еще не разгаданы до конца.

fb.ru

Автор «Слова о полку Игореве»

Принято считать, что знаменитое «Слово о полку Игореве» было создано в 1185 г. И создано по горячим следам событий – вскоре после сокрушительного разгрома половцами войска новгород-северского князя Игоря Святославича. Известно, что в конце XVIII столетия это произведение было обнаружено в Ярославском Спасо-Преображенском монастыре. В 1795 г. оно оказалось в руках А.И. Мусина-Пушкина, который подготовил редкую рукопись к печати.

В 1800 г. в Москве из стен Сенатской типографии вышло в свет первое издание «Слова о полку Игореве» – одного из самых значительных памятников русской средневековой литературы. В духе того времени заголовок гласил: «Ироическая песнь о походе на половцов удельного князя Новагорода-Северскаго Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе XII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие».

Издание ранее неизвестного произведения сразу же привлекло внимание образованных кругов тогдашней России. И вот уже более двух веков ученые разных специальностей: историки, литературоведы, лингвисты, археографы, географы, ботаники и зоологи, а также писа¬тели и поэты, снова и снова обращаются к бессмертному «Слову». О нем написаны тысячи книг, десятки тысяч статей, оно переведено на многие языки мира.

И чем глубже и обширнее идут исследования, тем яснее и ярче становится в наших глазах облик Автора. Это – гениальный литератор, опиравшийся в своем творчестве на традиции народного героического эпоса, поэт, почитатель песнопевца Бояна, эрудит и книжник, историк и осведомленный политик с общерусской позицией.

Для него характерна не только творческая одаренность, но и блестящее знание истории, политики, культуры, мифологии, фольклора, географии, военного и охотничьего дела…

Но откуда почерпнул он свои энциклопедические знания, из каких источников, что он читал или мог читать? В этом очерке сделана попытка, исходя из содержания самой поэмы, определить «книжный мир» создателя «Слова о полку Игореве».

Автор «Слова» прекрасно знал легендарного поэта средневековой Руси Бояна, называя его «соловьем старого времени». Он появляется уже в первых строках «Слова», загадочный, похожий на волшебника-чародея. Слагая и исполняя свои песни-славы, Боян, по словам Автора, носился по полю волком, парил в небе орлом, растекался мыслью по древу («растекаться» — путешествовать). Струны у него – живые, персты – вещие и они сами собой славу князьям рокотали.

Кто такой Боян и существовал ли он на самом деле? Первые издатели «Слова» в своих примечаниях признавались, что не знают, «когда и при каком государе гремела лира его», а далее предполагали: «По названию Бояна внуком Велесовым, кажется, что жил он до принятия в России христианской веры». Поэт М.М. Херасков, сравнивая Бояна с Гомером и Оссианом, попытался определить примерное время его жизни: «Ты, может быть, Боян, тому свидетель был, когда Владимир в Тавр закон принять ходил».

После побоища Игоря Святославича с половцами. Васнецов, 1878.

Н.М. Карамзин относил время жизни «древнейшего русского поэта» к более ранней эпохе: «Может быть, жил Боян во времена героя Олега; может быть, пел он славный поход сего аргонавта к Царюграду, или несчастную смерть храброго Святослава, который с горстью своих погиб среди бесчисленных печенегов, или блестящую красоту Гостомысловой правнучки Ольги, ее невинность в сельском уединении, ее славу на троне».

Имя Боян употреблялось и как нарицательное, обозначавшее средневекового русского поэта вообще. Теперь, благодаря усилиям многих исследователей, известно, что существовал вполне реальный поэт-певец Киевской Руси Боян. Время его жизни можно определить довольно точно. Уже в запеве «Слова о полку Игореве» говорится, что свои песни-славы он пел «старому Ярославу, храброму Мстиславу, что зарезал Редедю перед полками касожскими, прекрасному Роману Святославичу». Старый Ярослав – это великий князь Киевский, известный как Ярослав Мудрый (умер в 1054 г.), храбрый Мстислав – князь Тмутороканский, брат Ярослава Мудрого. Прекрасный Роман Святосла¬вич – это внук Ярослава, старший брат Олега Святославича, получившего прозвище Гориславич (Роман погиб в 1079 г.). В последних строках «Слова» Боян славит Олега после его возвращения из Византии – это 1083 г.

Самое же раннее событие, воспетое Бояном, – богатырское единоборство князя Мстислава с предводителем кавказского племени касогов Редедей в 1022 г. Песню Бояна, прославляющего Мстислава, помнили и через 150 лет, а сложена она была не позже 1036 г. – ведь пел ее Боян самому Мстиславу, умершему в том же году.

Академик Б.А. Рыбаков так определяет «послужной список» знаменитого песнотворца: «Сначала он был связан с Мстиславом, затем с Ярославом Старым, затем с его сыном Святославом и сыновьями Святослава – Романом и Олегом, родоначальником Ольговичей. Гусли Бояна зазвучали еще до 1036 года и продолжали рокотать славы князьям вплоть до 1083 года, т.е. более полувека».

Автор «Слова» называет Бояна внуком Велеса – бога богатства, мудрости и искусств, «вещим» и «смысленым», т.е. мудрым и проницательным, а также умеющим «свивать славы оба-полы сего времени» – видимо, связывать прославление своих современников с воспоминаниями о событиях прошлого. Всего же имя Боян упоминается в «Слове» семь раз. Но слушатели и читатели того времени настолько хорошо знали песни и манеру «гораздого гудца в Киеве», что Автор «Слова», обращаясь к творчеству Бояна, мог и не называть его имени.

Исследователи же определяют принадлежность Бояну отдельных отрывков в «Слове» по их синтаксическим и стилистическим особенностям, отличиям по ритму и размеру. Так, крупнейший русский филолог XIX в. Ф.И. Буслаев предположил, что портрет Олега Святославича основан на песнях Бояна. Позже это наблюдение подтвердил академик М.Н. Тихомиров.

Слово о полку Игореве Иллюстрация Владимира Фаворского

Много места Автор «Слова о полку Игореве» уделяет полоцкому князю-чародею Всеславу Брячиславичу, описывая его самым причудливым и одновременно самым доброжелательным образом: «Всеслав-князь людям суд творил, князьям города дарил, а сам по ночам волком рыскал, из Киева достигал до первых петухов Тмуторокани, великому Хорсу перебегал дорогу». М.Н. Тихомиров считал, что и эти строки взяты из песен Бояна. Однако в них явственны и отголоски сказаний о Волхе Огненном Змее, относящихся еще к общеславянскому эпосу, с его колдовством, волшебством и чудесными превращениями. И Автор прекрасно ориентировался в древнейших сказаниях. Они сохранились как былины о Волхе Всеславьевиче.

Но речь не может идти о простом заимствовании, использовании чужого материала. По мнению Б.А. Рыбакова, Автор «Слова» и в художественном, и политическом отношении спорил со своим предшественником, иначе оценивая многих людей и события столетней давности: «Боян пел славу Святославу Ярославичу, одному из трех братьев, вероломно засадивших Всеслава в тюрьму». Поэтому строки, восхваляющие Всеслава, принадлежат, с точки зрения академика, самому Автору, а порицающие – Бояну. Рассказ «Слова» о князе-чародее заканчивается так: «Ему вещий Боян и давнюю припевку-поговорку изрек, мудрый: “Ни хитрому, ни разумному, ни колдуну искусному суда Божьего не миновать!”». Интересна характеристика припевки-поговорки, сделанная Автором, – «давняя». Это значит, что Боян использовал широко известный афоризм, параллели которому обнаруживаются в средневековых литературах различных народов. Так, в «Саге о Гроттире» говорится, что «никто не избежит того, что ему назначено», а в несколько измененном виде этот афоризм приводится в «Молении Даниила Заточника».

Известно, что на реке Немиге дружина князя Всеслава столкнулась в жестокой сече с дружиной Изяслава Ярославича. Ее описание в «Слове о полку Игореве», по мнению Ф.И. Буслаева, также принадлежит Бояну: «На Немиге снопы стелют головами, молотят цепами харалужными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. Кровавые берега Немиги не добрым зерном были засеяны – засеяны костьми русских сынов».

Но как узнавал Автор содержание песен-слав Бояна? И справедливо ли вообще причислять его к русским книжникам, т.е. было ли его творчество всецело устным, импровизационным или существовало также в письменном виде? Теперь нет сомнения, что Боян был не только грамотен, но и широко образован. Он имел многих предшественников и пользовался целой рунической библиотекой, привезенной Ярославом Мудрым из Новгорода. Исследователи считают, что Боян записывал свои песни, и предполагают, что его произведения использовали и летописцы, и Автор «Слова о полку Игореве», и другие литераторы того времени.

Автор «Слова» имел представление и о том, что порой одно произведение исполнялось двумя певцами в форме диалога. Боян пел вместе с другим поэтом по имени Ходына, что и запечатлено в «Слове о полку Игореве». Там же приведен их афоризм: «Тяжело тебе, голове, без плеч, плохо тебе, телу, без головы».

Бесспорно, что Автора «Слова» привлекали и, может быть, восхищали искусно «сплетенные» песни-славы Бояна, отличавшиеся полетом воображения, широким размахом и одновременно краткостью и емкостью изложения.

Нестор-летописец

В целом оценка Бояна в «Слове о полку Игореве» – восторженно-приподнятая. Но еще А.С. Пушкин заметил, что в ней, возможно, «ирония пробивается сквозь пышную похвалу». Размышляя о стиле своего прославленного предшественника и как бы отталкиваясь от него, Автор показывает, как Боян мог начать песнь о походе Игоря: «Не буря соколов занесла через поля широкие – галки стаями летят к Дону великому!» И тут же предлагает свой зачин: «Или так бы тебе спеть, о вещий Боян, Велесов внук: «Кони ржут за Сулою – звенит слава в Киеве; трубы трубят в Новеграде, стоят стяги в Путивле!» Комментарий Пушкина: «Теперь поэт говорит сам от себя, не по замыслу Боянью, по былинам сего времени. Должно признаться, что это живое и быстрое описание стоит иносказаний соловья старого времени».

Автор в какой-то степени противопоставлял свою творческую манеру манере своего предшественника. Уже в первой строке он говорит, что «неприлично (нелепо) было бы начинать нам старыми словами скорбных воинских повестей песнь о походе Игоревом». В результате Автор «Слова» вместо традиционной воинской повести создал произведение уникального жанра – одновременно страстную лирическую песнь и волнующее публицистическое произведение. И в самом его тексте памятник называется и «словом», и «песнью», и «повестью», а в современных публикациях – также «поэмой», а его Автор, соответственно, поэтом.

Исследователи считают, что Автор «Слова» – это человек широко начитанный, знавший не только песенно-поэтические творения Бояна и эпические сказания о прошлом Руси, но и глубоко разбиравшийся в исторической литературе своего времени, хорошо знакомый с лучшими образцами поэтического и художественно-литературного творчества. Но это, конечно, не значит, что гениальное «Слово» состоит сплошь из заимствований. Автор был совершенно оригинален в использовании устно-поэтического и книжного материала, проявил «высокую степень художественной самостоятельности» (Н.К. Гудзий).«Слово о полку Игореве» обильно насыщено историческими фактами. Знания Автора истории глубоки и обширны, хронологический охват событий составляет тысячу лет – от «веков Трояновых» (I–IV вв.) до 1185 г.

Алексей Иванович Мусин-Пушкин

Много сведений Автор почерпнул из летописей, прежде всего из «Повести временных лет» Нестора. В «Слове» обнаружен ряд выражений, мыслей, почти буквально совпадающих с выражениями и мыслями «Повести». «В лице Автора «Слова о полку Игореве» «Повесть временных лет» нашла внимательного и чуткого к ее жизненной красоте читателя», – писал академик Д.С. Лихачев.

Внимательно изучал Автор «Слова» все то, что относилось к половецкой опасности, угрозе со стороны Степи, в частности материалы Любеческого съезда 1097 г., страстный призыв на нем Владимира Мономаха к объединению русских князей. Тогда Владимир Мономах говорил, что из-за междоусобиц «погибает земля Русская и враги наши половцы пришедшие возьмут землю Русскую».

С этими словами Мономаха совпадают укоры Автора «Слова»: князья начали «сами на себя крамолу ковати, а неверные из всех стран приходили с победами на Русскую землю». Причем эту мысль Автор повторяет дважды, настолько для него важна идея объединения князей перед половецкой опасностью.

Автор бессмертного творения средневековой русской литературы был знаком и со многими другими произведениями, как русскими, так и зарубежными, которые бытовали тогда на Руси. Приведу два примера. Это – «бобровый рукав» Ярославны и «жемчужная душа» Изяслава, сына Василькова. Долгое время переводчики и комментаторы считали, что в первом случае речь идет о рукаве женской одежды, отороченном бобровым мехом. В переводе В.А. Жуковского, например, читаем:

«Омочу бобровый рукав в Каяле-реке,Оботру князю кровавые раны…»

Современные филологи установили, что это вовсе не бобровый рукав, что бобряная ткань – это мягкая шелковая ткань, а не бобровый мех. Н.А. Мещерский обнаружил в ряде памятников, переведенных на Руси в середине XI – начале XII вв., слово «бобр», которое обозначало тонкую шелковую ткань. Конечно, Автор «Слова» знал эти книги, как и то, что шелковая ткань обладает целебными свойствами.

Чрезвычайно интересно то место, где говорится о гибели Изяслава, который был «на кровавой траве повержен литовскими мечами», где «изронил жемчужную душу из храброго тела». Метафора «душа – жемчужина (или бисер)» была известна в русской литературе по «Хронике» Георгия Амартола.

Ярославский Спасо-Преображенский монастырь

Предсмертные же слова князя Изяслава «Дружину твою, о князь, птицы крыльями приодели» соответствуют словам, произносимым перед смертью героями исландских саг, таких как «Сага о Гисли», «Сага о Греттире». Возможно, это место в «Слове» восходит к какому-то не дошедшему до нас произведению викинга-скальда Эгиля Скаллагримссона. Творчество скальдов хорошо было известно на Руси со времен Ярослава Мудрого, и Автор «Слова о полку Игореве» был знаком с этими сагами…

Этим перечнем, конечно, не исчерпывается возможный круг чтения Автора «Слова о полку Игореве». Можно смело предположить, что он обладал всеми теми книжными богатствами, которые накопила к тому времени Русь. А богатства эти были весьма значительны и разнообразны. Назову лишь самые выдающиеся, своего рода вершины.

Здесь страстное «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона, которое в яркой форме возвеличивает Русь, прославляет ее князей Владимира Святого и Ярослава Мудрого. Здесь же уникальный свод биографических повествований, в том числе и тех, что включены в Киево-Печерский патерик. Среди замечательных творений того времени – поэтичные «Слова» и «Поучения» писателя и проповедника Кирилла Туровского, мудрые раздумья государственного деятеля Владимира Мономаха в его «Поучении», фундаментальный исторический труд «Повесть временных лет» Нестора-летописца, о котором уже говорилось.

Русские книжники XI–ХП вв. создали еще ряд значительных произведений, таких, как «Хождение» игумена Даниила по Святым местам или «Слово о князьях», перекликающееся по содержанию со «Словом о полку Игоревом». Осбо отмечу «Сказание о Борисе и Глебе», написанное епископом Переяславля Южного Лазарем, человеком замечательно одаренным в литературном отношении. Можно предположить, что Автору «Слова» было близко и дорого то, что Лазарь сумел подняться до осознания необходимости единства «Русской великой страны». Под пером Лазаря князья Борис и Глеб выступали как защитники Руси от внешних врагов.

Как видим, «Слово о полку Игореве» находилось в окружении выдающихся образцов нашей словесности. И можно сказать, что оно отразило, впитало в себя красоту других творений средневековых отечественных авторов, причем впитало так, что стало «как бы сгустком всех тех достоинств, которые присутствуют в его окружении» (Ю.М. Лощиц).

Оно «подпитывалось» и творениями зарубежных авторов, которые тогда бытовали на Руси. Активная переводческая деятельность талантливых русских книжников началась уже при Ярославе Мудром в книгописной мастерской Киевской Софии. И Автор «Слова» знал многие из них. Например, «Хронику» Георгия Амартола, перевод которой Н.А. Мещерский назвал «подлинным поэтическим переложением», «Повесть об Акире Премудром», в основе которой – бродячий сюжет, связанный со сказками Шахерезады, повесть «О дерзости и храбрости и о бодрости прекрасного Девгения» («Девгениево деяние»), «Александрия» – роман об Александре Македонском. Добавлю сюда «Повесть о Варлааме и Иоасафе», «Хронику» Иоанна Малалы и Патерик Синайский… Исследователи находят в Игоревой песне отголоски этих и некоторых других памятников зарубежной литера¬туры, отдельные соответствия им.

Из множества примеров приведу два. Четыре раза Автор упоминает в своем «Слове» имя Троян – «земля Трояна», «тропа Трояна», «века Трояновы», «седьмой век Трояна». До сих пор ученые спорят об этом загадочном имени. Наиболее правдоподобной версией считают ту, согласно которой Троян – это римский император Марк Ульпий Троян (время правления 98–117 гг.), о котором Автор мог знать из книг. Сведения об античной истории Автор мог получить и от образованных людей, своих близких знакомых. Один из них, Киевский митрополит Климент Смолятич, ссылался в своих трудах на Гомера, Платона и Аристотеля.

Второй пример как раз и связан с Гомером. При сравнении «Илиады» и «Слова» очевидна близость описаний битв, их участников, трофеев и пленных, знамений и примет, света и тьмы, зверей и птиц, растений и других элементов стилистики и содержания обеих поэм.

И в завершение очерка поговорим о личности Автора бессмертной поэмы. Ученые и писатели приложили массу усилий, чтобы хотя бы установить его имя, место жительства, его социальное происхождение. Автор оказывался скоморохом, птицеловом, профессиональным певцом, княжеским дружинником, боярином, тысяцким, греком, скандинавом, самим князем Игорем, Кириллом Туровским, Владимиром Галицким и многими другими людьми…

Самые серьезные исследования по поиску наиболее вероятного Автора «Слова о полку Игореве» принадлежат академику Б.Л. Рыбакову. В начале 70-х годов прошлого века он опубликовал книгу «Русские летописцы и Автор «Слова о полку Игореве». Из всех летописцев, ко¬торые были современниками трагического похода Игоря, наш выдающийся историк особо выделил киевского боярина Петра Бориславича, считая его наиболее вероятным Автором «Слова». В 1991 г. академик выпустил в свет свой новый труд, полностью посвященный этому боярину: «Петр Бориславич. Поиски Автора «Слова о полку Игореве».

Перед читателями со страниц книги предстает один из замечательнейших людей XII столетия. Он занимал высокие государственные посты, был опытным воином и воеводой, прожившим долгую жизнь. Петр Бориславич – активный участник многих событий: сражений, посольств, совещаний, дослужился до поста тысяцкого – выборного главы киевского боярства. И особенно важно, Петр Бориславич занимался литературной деятельностью, был незаурядным писателем, страстным публицистом и историком. В течение полувека он вел летопись, которую отличают высокие литературные достоинства и независимость суждений автора.

Автора «Слова о полку Игореве» и Петра Бориславича объединяют совпадение времени и места жизни, социальный статус (принадлежность к старшей дружине, боярству), одинаковые симпатии и антипатии, одинаковое отношение к великому князю Святославу Всеволодовичу, одинаковая политическая программа, одинаковое безразличие к церкви. Приводя веские доказательства в пользу авторства «Слова» Петра Бориславича, академик все же высказывал некоторые сомнения. Но незадолго до своей кончины Борис Александрович Рыбаков уверенно заявил: «Анализ текстов летописей и статистические расчеты позволи¬ли мне сделать вывод, что «Слово» – подлинная вещь, написанная по следам событий в конце XII века в Киеве Петром Бориславичем».

Алексей Глухов

pokrov.pro

«Слово о полку Игореве»: краткая характеристика автора. «Слово о полку Игореве»: проблема, образ автора

"Слово о полку Игореве" - это памятник литературы Древней Руси, в котором описываются события 12 века. Множество споров ходило об этом произведении: о подлинности, о времени создания и о человеке, который создал его. Проблема автора в "Слове о полку Игореве", к сожалению, так и осталась неразрешенной. И Кириллу Туровскому, и князю Игорю приписывалось его создание. Однако это не означает, что будет лишена смысла характеристика автора. "Слово о полку Игореве" - произведение, о создателе которого все-таки можно сказать что-то вполне определенное. Этому и посвящена данная статья.

Краткая характеристика автора

"Слово о полку Игореве" создал писатель, оставшийся неизвестным. Однако мы можем говорить об образе автора. В произведении он просматривается довольно хорошо. Какова же характеристика автора? "Слово о полку Игореве" создал, безусловно, современник описанных в нем событий. Весьма вероятно, что он был одним из воинов князя Игоря. Однако мог быть и монахом, поскольку в то время они были одними из самых образованных людей. О том, что это мог быть один из приближенных князя, свидетельствует детальность и точность в изображении сражений. Еще один вариант - государственный деятель, которому было прекрасно известно о положении дел в государстве.

Широким историческим кругозором может быть дополнена характеристика автора. "Слово о полку Игореве" наполнено множеством экскурсов в историю, на основании чего и можно сделать такой вывод.

Автор прекрасно разбирается также в политических перипетиях времени, поскольку он явно понимает, каковы причины поражения князя Игоря, и знает, как можно оградить родину от посягательств кочевников. Создатель "Слова..." - образованный человек и настоящий патриот. Не подлежит сомнению такая характеристика автора. "Слово о полку Игореве" - произведение, исполненное патриотического духа. Являясь участником описываемых событий, автор не мог не отметить доблесть князя и его воинов. Он как будто вновь переживает поражение его войска и радуется тогда, когда князь возвращается домой.

Отношение автора к войне

Размышляя о стране, он обращается к ее прошлому для того, чтобы понять настоящее. "Слово..." - это последовательное повествование об одном трагическом эпизоде, относящемся ко времени войны с половцами. Эта война, казалось бы, была просто одной из множества других, которые русские князья вели за независимость, сражаясь с кочевниками. Однако автор "Слова..." рассматривает ее как очень важное событие для Руси. Он призывает русских князей объединиться, поскольку лишь так можно победить врага. Голос истинного патриота звучит в этом призыве. Это человек, желающий своей родине мира и благоденствия.

Вступление к произведению

Во вступлении к произведению автор отмечает, что сказание его будет вестись "по былинам сего времени". Далее упоминается Боян, певец, которому он не будет следовать. Автор говорит, что произведение его посвящено не только походу князя Игоря. Тема его - история Руси от Владимира до современных ему событий.

Начало повествования

Начиная повествование, автор прежде всего восхищается мужеством князя Игоря, желанием "навести" полки на Половецкую и всю русскую землю. Радостью проникнуто описание встречи братьев Всеволода и Игоря. Автор не обошел стороной и войско князя Всеволода. Рассказом о доблести ратников представлена его краткая характеристика.

"Слово о полку Игореве": описание предзнаменований

Дальнейший рассказ о предвещающих трагический исход грозных знамениях представляет резкий контраст всему этому. Автор описывает тревожное поведение животных, раздающиеся в ночной тишине необычные зловещие звуки, солнечное затмение. Он будто снова переживает все эти события. Автору хочется предупредить князя о предстоящих несчастьях. Несмотря на то, что далее рассказывается о победе, принесшей богатые трофеи русским, автор снова возвращается к описанию грозных предзнаменований: "черные тучи с моря" и "кровавые зори" пророчат беду.

Времена князя Олега

Создатель "Слова..." до описания предстоящей битвы вспоминает времена правления князя Олега. Он отмечает, что в это время князья постоянно враждовали друг с другом. Из-за этой междоусобицы они становились уязвимыми для внешнего врага. Однако те кровавые события не идут ни в какое сравнение с нынешней битвой. На всей Руси скажутся последствия поражения князя Игоря. О нем скорбит сама природа.

Сон Святослава

Святослав, киевский князь, видит вещий сон, а затем узнает, что войска Игоря разбиты. В слове его, "со слезами смешанном", можно увидеть отражение мыслей автора. Святослав упрекает русских князей за то, что они отправились в несвоевременный поход в поисках славы. Продолжая эту мысль, автор обращается к князьям и призывает их вступиться "за раны Игоревы".

Плач Ярославны

Рассказчик с искренним сочувствием передает плач Ярославны. В нем она просит силы природы помочь Игорю, находящемуся в плену, совершить побег. Вместе с Ярославной он всей душой желает скорейшего возвращения князя. Не только о своем муже печется Ярославна, но и о его воинах.

Возвращение Игоря

Автор торжественно описывает возвращение Игоря в Киев. Он говорит, что для всех это большая радость. Ни слова упрека не слышится в его словах. Характеристика Игоря из "Слово о полку Игореве" лишена негативных оценок. Автор понимает, что причина того, что лучшие из князей не в состоянии одержать победу, не в них самих, а в разобщенности князей. Игорь - воплощение различных княжеских доблестей, какого бы осуждения он ни заслуживал. Характеристика Игоря из "Слово о полку Игореве", данная автором, просто не может быть другой в силу огромного патриотизма создателя произведения. Вместе с народом он прощает ошибки князя и поет ему славу, благодарит за то, что тот не пожалел себя, когда отправился бить врага. Талантливый повествователь, создавая свое произведение, думал о будущем. Он предполагал, что неудача, постигшая Игоря, послужит хорошим уроком князьям, и они осознают необходимость объединения в единое государство раздробленных русских княжеств.

Талант автора

Остается неясным то, как автор смог передать столь точно события, разворачивавшиеся в разных местах одновременно. Это можно объяснить лишь его невероятным талантом. Автор "Слова..." оставил потомкам грандиозное произведение, которое проливает свет на события давно минувших дней. Сквозным образом является образ земли русской, дорогой и близкой его сердцу. Автор смотрит на нее будто с высоты птичьего полета. Всю русскую землю охватывает его взгляд. Все надежды, все мысли создателя "Слова..." связаны именно с ней. Таков образ автора "Слова о полку Игореве", который, безусловно, мыслил очень широко.

В заключение

Итак, мы видим, что создатель произведения является патриотом, который горячо любит Русь. Он разделяет ее судьбу, переживает вместе с ней все ее несчастья. Однако он не хочет принять невзгоды, выпавшие на долю Руси. Автор призывает князей объединиться. Чувствуется его уверенность в том, что Русь еще достигнет своего величия. Завершая образ автора "Слова о полку Игореве", добавим, что он верит в справедливость и добро как в основу жизни.

fb.ru

Кто является автором «Слова о полку Игореве»?

"Слово о полку Игореве" - самая большая загадка и важнейшее произведение древнерусской литературы. Оригинал "Слова" не сохранился. Существование произведения в одном списке характерно для литературных мистификаций, но в данном случае о подделке в классическом смысле, как, например, о выдуманных чешской Краледворской летописи или Велесовой книге, говорить не приходится. Сама история похода северского (черниговского) князя Игоря Святославича на половцев (один из последних эпизодов русско-половецких войн) зафиксирована в Ипатьевской летописи. Слово "фальсификация" некорректно используется для указания времени создания; мол "Слово", маскируется под старину, хотя написано намного позднее.

Значимость "Слова" объясняется тем, что ни до, ни после ничего подобного по уровню не было создано. Отсюда и сомнения в подлинности: шедевры не рождаются в одинокой голове; для творчества нужна среда, соратники, заказчики, предшественники, общение и т.д. Шекспир не мог появиться в чистом поле, он пришел в существующую традицию. Объяснить одиночество "Слова" можно было бы плохой сохранностью рукописей. Например, все сгорело, пожары, монголы, шведы, войны. Однако горели преимущественно городские деревянные постройки, тогда как монастыри ("Слово" связывают с Кирилло-Белозерским монастырем) были отстроены из камня. Да, они тоже горели, но не так, как, скажем, Москва. Короче, тема для медитации.

Вторая загадка - отсутствие пересечений "Слова" с другими произведениями и отсутствие упоминаний о "Слове" в летописях. Второе можно объяснить, например, художественным строем "Слова"; хронисты не считали его достоверным источником и поэтому не включали в летописные тексты. Но отсутствие перекрестных формул не объясняется никак. Вернее так: литературоведы связывают со "Словом" эпическую "Задонщину" (самый ранний список - конец XV века) и "Моление [слово] Даниила Заточника". Встречаются даже утверждения, что автор "Задонщины" заимствовал из "Слова" целые фрагменты. Но вот я явных заимствований не заметил (если кто-то видит - покажите). Ни жанром, ни строем эти произведения не похожи. Более того, невозможно наследование через века, когда раз в сто лет появляется талантливый автор, а затем через сто лет появляется другой, вдохновленный первым. То есть представить себе такое можно, но в реальности так не бывает. У каждого времени свой контекст, свои запросы, потребности, литературные приемы, темы и т.д.

Общее у "Слова" и "Задонщины" - патриотический пафос и тема русскости. А вот тут важны мнения культурологов, а не лингвистов. Дело в том, что идея нации, выраженная в размышлениях о русскости, а также сожаления о разобщенности князей перед лицом внешней угрозы в общем никак не вписываются в контекст XII века. В XII веке удельное Черниговское княжество (куда входит и Новгород-Северский удел), борется с соседями за первенство. В 1169 году, то есть за 15 лет до похода Игоря на половцев (1185), северские князья в союзе с Андреем Боголюбским нападают на Киев и превращают его в руины (1169). Между тем в "Слове" мы не находим никаких сожалений по этому поводу. Киевляне сочувствуют Игорю, хотя и корят за трагическую ошибку: обуянный гордыней он вознамерился лично (без поддержки других князей) воевать с половцами, за что поплатился разгромом войска и пленом. (Античная, кстати, тема).

Национальная риторика появляется в европейской литературе в XV веке у гуситов, затем у немецких протестантов. Лютер использует этноним deutsch для обозначения германских народов, живущих в Священной Римской империи. В отечественной литературе тема патриотизма возникает во времена Василия III (1479-1533), то есть синхронно германскому патриотизму, и активно продвигается во времена Ивана Грозного. Это время европейского Ренессанса. Помимо "Слова" патриотическая тема присутствует в анонимных "Задонщине" и "Повести о разорении Рязани Батыем". В аутентичных ранних произведениях никакой "Руской (с прописной буквы) земли", символически уподобленной матери, нет, но есть вполне бытовые руськие письмена, люди и т.д. Но если верить датировке "Слова" (XII век), получается, что национальная культура раньше всех зародилась на Руси.

У "Слова" есть  характерная особенность: его автор постоянно вспоминает исторические сюжеты, сравнивая, анализируя, уподобляя. То есть это образованный человек, знакомый с классической литературой. Деталей самого похода, как любят утверждать литературоведы, предполагая, что автором мог быть боярин или дружинник, принимавший участие в походе Святослава, в тексте нет. Зато есть смешная версия о том, что  "Слово" написал сам Игорь Святославич или кто-то из его семьи, например, гипотетическая дочь Болеслава.

В "Слове" много поэтических метафор, нехарактерных для литературы XII века (из-за этого в основном и претензии к датировке). Почти полностью отсутствует христианская дидактика (более того, там даже есть упоминание языческих божеств, что дает некоторое основание относить время создания именно в XII, когда еще живы были языческие традиции). Исторические персонажи появляются в нехарактерном для Средневековья формате: они не проводники божией воли, а герои и акторы (ренессансная идея). Сам текст достаточно драматургичен: есть риторические вопросы шекспировского характера, а также мысленные переносы зрителя из Киева в степь и обратно. Подобная композитность отчасти свойственна и "Молению". В "Слове" присутствует художественная игра словом (простите за тавтологию), нехарактерная для сурового стиля XII века.

К чему весь этот длинный пассаж? Мне кажется, что привязывание даты создания произведений к историческому событию. - ложный путь. Мол, раз поход Игоря был в 1885, то "Слово" написано пару лет спустя. Мы знаем колоссальное количество примеров того, как произведения создавались столетия спустя, но совсем мало, когда они писались по свежим следам. Я бы также высказал предположение, что все эти произведения ("Слово", "Задонщина", "Моление", "Повесть о разорении", а также ряд других), написаны в относительно короткий временной промежуток, а не разнесены между собой на столетия. Я бы согласился с историком Михаилом Каченовским (1775-1845), считающим, что "Слово" было создано позднее XII века, и отнес бы его к периоду середины XV - середины XVI веков. Исследования Андрея Анатольевича Зализняка не противоречат подобной точке зрения, так определенным им временной разброс используемых в "Слове" словоформ включает в себя первую половину XVI века.

Я бы также связал появление этих произведений с деятельностью насельников Кирилло-Белозерского монастыря, возникшего в конце XIV века и игравшего весьма значительную роль в культуре и экономике Московского царства. Возможно, не только этого монастыря, а еще, например, псковского Спасо-Елизаровского, где родилась идея "Третьего Рима", и где хранился экземпляр "Слова", попавший к Мусину-Пушкину. Вот так буквально: где нашли, там и было написано.

Словом, я говорю о забытом русском Возрождении, которое, по моему мнению, не просто существовало, но и породило ряд выдающихся литературных произведений, атрибутированных поздними исследователями по времени описываемых в них событий.

thequestion.ru

Кто автор Слово о полку Игореве?

Автор произведения «Слово о полку Игореве» неизвестен. «Слово о полку Игореве» (полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова») — известнейший памятник древней русской литературы — описывает неудачный поход на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича в союзе с Всеволодом, Владимиром и Святославом Ольговичем (1185 г.). По времени написания «Слово» относят к 1187-1188 году. Публикуется в следующих вариантах: 1. оригинальный древнерусский текст в современной орфографии; 2. прозаический перевод на русский язык; 3. поэтический перевод В.А.Жуковского; 4. поэтический перевод Н.Заболоцкого.

Древнерусский текст «Слова» разбит на абзацы и ритмические единицы. Этой разбивки в подлинной рукописи «Слова» не было, т.к. в русских рукописях XI-XVII веков текст (в том числе и поэтический) писался в сплошную строку.

Также стоит отметить, что многие историки считают данное произведение подделкой 15-18 века.

«Слово о полку Игореве» история произведения

Один из списков «Слова», относящийся, вероятно, к ХVI в., был обнаружен в начале 90-х гг. ХVIII в. собирателем русских древностей графом А.И.Мусиным-Пушкиным. Если доверять его словам, он купил «Слово о полку Игореве» вместе с многими другими рукописями у бывшего архимандрита закрытого к тому времени Спасского монастыря в Ярославле — Иоиля Быковского. Впрочем, многие говорили, что Мусин-Пушкин, пользуясь своим положением обер-прокурора Святейшего Синода Русской церкви, попросту их конфисковал. Ещё до издания «Слова» (первые сведения о нём были опубликованы в 1792 г.) многие знатоки русской старины, историки и филологи, высказывали сомнения в древности и подлинности памятника, относя его создание к ХV или ХVI в., а то и считая позднейшей подделкой.

 Уже после исчезновения рукописи (единственный известный науке средневековый список «Слова» погиб в огне московского пожара 1812 года) «Слова» А. И. Мусин-Пушкин в письме к К. Ф. Калайдовичу от 31 декабря 1813 года впервые назвал Иоиля Быковского, архимандрита ликвидированного в 1788 году Спасо- Преображенского (Ярославского) монастыря, прежним владельцем рукописи: «В последние годы находился он в недостатке, а по тому случаю комиссионер мой купил у него все русские книги, в числе коих в одной под N 323, под названием Хронограф, в конце найдено «Слово о полку Игореве».

 «Слово о полку Игореве» краткое содержание

Начинается рассказ со вступления, а именно обращения к великому певцу прошлого времени Бояну. Герой Игорь отправляется в поход, а в это время случается солнечное затмение. В пути приходится ему нелегко, тьма преграждает путь. Начинается гроза, слышен и рев зверей, и звон телег, и крик птиц над головою. Вот она Русская земля! На утро русские одерживают победу над половцами и берут в качестве добычи золото и девушек. А на следующее утро половцы решают бросить русским вызов и начинают ответный бой. Они наступают грозной толпою под предводительством двух ханов и пытаются захватить русские земли, окружив их. Разворачивается страшная битва, которой давно свет не видывал. В бою смелее всех проявил себя брат Игоря — Буй-Тур Всеволод. Битва закончилась на с появлением сумерек, и разлучаются братья, так как Игорь попадает в плен. По всей земле русской наступило горе и печаль: «Как же так Игорь погубил все, что было отцом его Святославом Ольговичом создано». Наступает невеселое время. Святослав призывает двух потомков перестать воевать между собой.

А на городской стене, тем временем, роняет слезы жена Игоря Ярославна. Рыдая, взывает она в своих песнях и к ветру, и к солнцу, просит Днепр-Славутич, чтобы вернул ей ее любимого. Голос ее слышится аж на самом Дунае.

Облака образуют большую темную тучу и наступает полночь. Лежит Игорь и глаз сомкнуть не может, не приходит к нему сон. Лежит, да думу свою думает. Половчанин Овлур зовет Игоря свистом за рекой, и вот уже Игорь скачет по полям широким. Мчится он соколом под облаками и добегает к Донцу. Обращается он к нему с приветствием, а Донец отвечает. Вслед за Игорем тем временем мчатся Кочак с Гзаком. Тогда и птиц слышно не было, только змеи видились, да дятлы над головою. Гзак договаривается с Кончаком, что если сокол наметил путь на гнездо, то погубят они стрелами соколенка, то есть сына его. А Кончак отвечает, что лучше опутать его красною девою. Тогда Гзак вторит, что если опутают они красной девицею соколенка, останутся и без первого и без второго, да начнут их только птицы в поле бить.

Солнце встает и ярко светит, князь Игорь добирается наконец до Русской земли. Там на Дунае слышны голоса девиц, доносящихся до самого Киева. Игорь князь направляется, тем временем, к Святой Богородице Пирогощей. Слава всей дружине и князьям!

ktoikak.com

Кто был автором «Слова о полку Игореве»

Главный литературный памятник восточнославянских народов - «Слово о полку Игореве» - был найден в 1795 году исследователем русской древности А.И. Мусиным-Пушкиным. Поскольку произведение представляет собой художественно обработанный текст, исследователи решили, что это подделка. Все сомнения исчезли, когда им в руки попало другое произведение, написанное позже, - «Задонщина». Стало очевидно, что находка создавалась на основе «Слова о полку Игореве».

Исследованием необычной для XII века поэмы занимался даже А.С. Пушкин. Весь текст произведения великий поэт знал наизусть. Именно он одним из первых заявил о подлинности «Слова о полку Игореве» на одном из диспутов в Московском университете. Пушкину принадлежат слова: «За нами темная степь - и на ней возвышается единственный памятник». Он говорил о своем горячо любимом произведении «Слово о полку Игореве».

Без ответа оставался только один вопрос: кто же автор героической поэмы? До сих пор неизвестно имя этого человека, но текст «Слова...» все же позволяет нам делать какие-то догадки.

С самого начала повести идет рассказ о некоем Бояне, певце-сказителе. Он воспевал героев и их деяния. Дальше написано, что новый певец не будет заниматься прославлением, а опишет отрывок из истории Руси «от Старого Владимира до нынешнего Игоря». Самое удивительное, что автор вводит в свой рассказ лирические отступления, характерные для поэтов и писателей более позднего времени. Впервые в литературе рассказчик позволяет себе размышлять самостоятельно. При этом отступления никак не отделяются по смыслу от основного текста.

Автор «Слова...» отчетливо изображает все характеры. По всему тексту можно встретить элементы фольклора. Поэма насыщена как точными эпитетами («серый волк», «черный ворон», «чистое поле»), так и метафорическими выражениями («железные полки», «золотое слово»).

Каждый герой, в том числе и автор, наделены своими особенностями речи. К примеру, Игорь говорит очень просто, не употребляя высоких выражений: «Лучше быть убитыми, чем полоненными». Речь Всеволода полна искренности и эмоциональности: «Один брат, один свет светлый ты, Игорь! Оба мы Святославичи».

Пушкин особенно восхищался частью поэмы, где описаны плач Ярославны и бегство Игоря. Он считал, что писателям и поэтам

XVIII века следовало бы поучиться у своего предшественника. Битва русского войска с половцами показана настолько ярко, что создается ощущение, будто все это излагается участником тех событий. Вполне возможно, что новый певец - воин, и описывал он свои собственные впечатления. К этому выводу можно прийти, внимательно перечитав «золотое слово» Святослава, в котором правитель призывает всех князей к объединению в борьбе против общего врага.

Автор с печалью вспоминает о временах правления Олега, когда очень часто проливалась человеческая кровь. Все это происходило из-за междоусобиц князей. Певец описывает быт людей, тем самым делая упор на то, что раздоры могут погубить мирный труд. Он осуждает князей за все бедствия, которые они приносят бедному народу.

Владимир Мономах говорил: «Если мы не прекратим междоусобий, то погибнет земля Русская, и враги наши, половцы, возьмут землю Русскую». Двумя главными проблемами русского Средневековья были набеги половцев и княжеские междоусобицы. Причем второе гораздо сильнее влияло на жизнь мирного населения Руси. История о легкомысленном князе Игоре послужила лишь опорой для рассказа о реальной проблеме русского народа.

С самого начала произведения автор пытается положительно настроить читателя по отношению к Игорю. Он и сам ему симпатизирует, ведь его герой бесстрашный, мужественный и готов отдать свою жизнь за брата. Всеволод, пожалуй, даже более отважный, чем Игорь. Он рожден в первую очередь для того, чтобы быть воином. Но, несмотря на все эти качества, братья проигрывают сражение с половцами.

В тексте видна любовь к Русской земле. Кстати, ее можно тоже назвать героиней произведения. Она печалится и радуется вместе с Игорем и его войском. Например: «И застонал, братья, Киев от горя, а Чернигов от напастей. Тоска разлилась по Русской земле».

Автор вложил всю душу в свое произведение, которое и сегодня заставляет читателя задуматься над вечными человеческими вопросами.

lit-helper.com

Кто автор "Слова о полку Игореве"

Вопрос, интригующий не одно столетие: "Кто же автор "Слова о полку Игореве"?"

Я утверждаю, что это Святослав Ольгович, удельный князь, имеющий во владении город Рыльск, единственный сын князя Олега, старшего брата князей Игоря и Всеволода!Причем, Святослав - сюзерен, согласно закона о сюзеренитете. Князья: его дяди Игорь и Всеволод, его вассалы.Участник злополучного майского похода в возрасте 20 лет. В крещении получил имя Борис.Ближайшие его родственники имели обобщенное наименование - Ольгово племя, по имени их победоносного воинственного прадеда. Вотчина Олговичей - Новгород-Северская земля, юг Руси.

Время обнаружения списка "Слова" - начало 1792 года, по крайней мере, лет за восемь до его печатного издания для Екатерины Второй. Неясно место, где Мусин-Пушкин приобрел сборник "Хронограф" со “Словом”: в Ярославле у архимандрита Иоиля, в Спассо-Ярославском монастыре, или в Пскове - в Пантелеймоновом монастыре, т.е. на востоке или западе европейской части России.

Текста написан в виде прозы. Система стихотворных столбцов  – вымысел последующих переписчиков и переводчиков, стремящихся придать тексту формат поэмы.   

Летописный сборник “Хронограф”, на последних страницах которого и было записано “Слово о полку Игореве”, принадлежал большой монастырской библиотеке за номером 323. В 1824 году К.Ф. Калайдович писал так о сведениях, которые он собрал от 

А.И. Мусина-Пушкина: “Писана (повесть) на лощеной бумаге, в конце летописи довольно чистым письмом. По почерку письма и по бумаге должно отнести оную переписку к концу XIY или XY века”. Перезаписи “Слова”, по всей вероятности, новгородской или псковской работы. Отмечаются в тексте характерные черты псковского или новгородского диалектов, например, “русичи” и “русицы”.

Доказательства того, что “Слово” создано в XII веке, вскоре после событий, связанных с несостоятельным походом Игоря, такие: события, случившиеся в конце или после 1187 года, не отразились в “Слове” (академик Д.С.Лихачев).

"Хронограф" погиб, как известно, в пожаре 1812 года. ...

Читать полностью книгу Владимира Морозова "Кто же автор слова о полку Игореве"

"Слово" – произведение лирическое и эпическое одновременно. Многие его образы (картины битвы, бегство Игоря из плена) восходят к фольклорной символике; плач Ярославны к нар. причитаниям". ....

В картотеке Музея книги при Государственной Центральной библиотеке (бывшей Румянцевской, Ленинской), в обширной рубрике "Слово о полку Игореве", мной были выбраны следующие карточки.Первая, "Историческая поэма, писанная в начале 13 в. на славянском языке прозою."

""Слово о полку Игореве". Ироическая песнь о походе на половцев удельного князя Новогорода Северского Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе ХII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие.

Переложено А.Ф. Малиновским. Издал А.И. Мусин-Пушкин. М. Сенатская тип., 1800." Москва. Издание М.и С. Сабашниковых. 1920 г.Вторая, "Слово о полку Игореве; по списку, найденному между бумагами Императрицы Екатерины II.П. Пекарского. СПБ. 1864 г."

Согласно первой карточке мне выдали книгу, по второй – микрофильм.

Пытаясь раскрыть тайну личности творца "Слова", маститые историки и литературоведы высказывали каждый свою версию, из которых вытекало, что автором "Слова" мог быть и летописец, и грамотный воин-сотник, и образованный боярин и монах.

Я же, предлагаю свои, отличные от других, аргументы, позволяющие утверждать и склонять иные мнения в пользу того, что автором "Слова" является молодой князь, племянник князя Игоря, сын старшего брата Игоря – Святослав Ольгович (Олегович).

Что же подвигло меня ...  к поиску собственного решения проблемы авторства "Слова"?Первое, заинтересованное  знакомство со "Словом о полку Игореве" еще в школе, затем случайное, лет двадцать спустя знакомство с работами  академика Б.А. Рыбакова: ""Слова о полку Игореве" и его современники", издательство "Наука", Москва, 1971 год; "Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве"", издательство "Наука", Москва, 1972  год, стр. 393, глава 4 "Автор "Слова о полку Игореве" по данным самой поэмы".

Эти работы меня заинтересовали в рамках самообразования, автодидакции в области филологии, литературоведения, истории. Работы были тщательно изучены, проанализированы, а поиск автора "Слова" превратилось в плодотворное хобби.       

Последовало скрупулезное изучение самого текста "Слова" в различных его переводных версиях и обращение к фонду Музея книги в поисках  издания 1800 года.

"Народная библиотека" (НБ), издательство "Художественная литература", Москва, 1968 год публикует свою версию с предупреждением, стр. 22, "Предисловие к древнерусскому тексту: "Древнерусский оригинал "Слова" (по изданию 1800 г.) воспроизводится в исправленном виде; все необходимые поправки внесены в текст; разночтения оригинала с текстом указаны в примечаниях. Орфография максимально приближена к современной; пунктуация и деление текста на абзацы даны в соответствии с нашим пониманием текста. Разночтения так называемой Екатерининской копии "Слова" в настоящем издании не приводятся".

Сравнил текст НБ и первоисточника 1800 года. Нашел во многих местах семантические разногласия. Впрочем, это обнаруживается и у других современных публикаций.

Например, ключевое начало прозаического текста "Слова" НБ (стр. 23):"Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестей о полку Игореве, Игоря Святославича! Начатии же ся той песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню!", отличается по синтаксису и орфографии от теста 1800 года:

"Не леполи ны бяшет, братiе, начяти старыми словесы трудных повестiй о полку Игорее, Игоря Святславлича! начатии же ся тъю песни по былинам сего времени, а не по замышленiю Бояню. Боян бо вещiй…".

Два абзаца почти идентичны. Но, по моему мнению, в них есть различие, изначально определяющее квинтэссенцию произведения.

Смысл начального абзаца НБ, в котором включено "Начати же ся той песни…", представляется таким: неким третьим лицом в той повести будет красочно рассказано о произошедших в действительности событиях.

Смысл абзаца текста 1880 года, включающего:"… начати же ся тъю песни…", понимается так: от первого лица в сей повести будет правдиво поведано (доложено) о том, как и что произошло на самом деле".Произвольные, а затем целенаправленные выборки из различных работ, касающиеся "Слова", подвергались мной их дотошному осмыслению.

Прямые факты и интерпретация косвенных в итоге сформировали аргументы, породившие, для меня догадку об имени автора "Слова", его социальном положении и причины написания им текста.

При литературоведческом анализе я имел в виду, что типографский текст "Слова", изданный Мусиным-Пушкиным, не является тиражированием оригинала, неведомого графу Мусину-Пушкину, тем более нам. Граф-издатель обладал, так называемым, списком "Слова", то есть версией оригинала. 

Потому считаю, что в силу субъективных искажений и дополнений, имеется значительная не адекватность авторского оригинала и с последующими его списками. Только благодаря позднейшим переписываниям и переводам, "Слово" приобрело диффузный жанровый формат: повесть, песнь, поэма, скрывающие изначально замысленный автором его формат. 

Мусино-пушкинский список "Слова о Полку Игореве", дошедший до нас, уже следует рассматривать, как коллективный труд многих безызвестных соавторов  последующих веков.

Вывод моих дотошных рассуждений о том, кто же все-таки является изначально автором текста "Слова о полку Игореве", озвучен в заголовке.

Что касается жанра, то оригинал "Слова", мое мнение, вовсе не лирическое фольклорное  поэтического толка сочинение. Оно совсем иного свойства. На мой взгляд, это экстренная депеша военного характера, исходящая от человека, оказавшегося в неординарной ситуации, адресованная  влиятельным удельным князьям, его современникам.

Мой не традиционный (относительно общепринятого взгляда) посыл подтверждается тем, что жанр "Слова", несмотря на его многочисленные переписывания, указывается в тексте - как "повесть". То есть, как прозаический сказ о фактическом военном событии, а не как бытовая или лирическая песня или поэма. От формы песни, тем паче на помпезный манер Бояна, сам автор демонстративно уклоняется. И уж ни как - не былина, герои в которой, как правило, вымышленные.

Вопрос об эмоциональном, ярком стиле текста, вызвавшем позже подражания, снимается моим предположением, что в ХII веке вообще не принято было излагаться лаконично и формально  в переписке между лицами образованного элитного сословия. Не существовало вовсе "телеграфного стиля изложения".

А те литературные обороты, которые традиционно считаются подражанием "Слова", всего лишь общепринятые штампы тех времен. В 1307 году писец Пантелеймонова монастыря в Пскове сделал добавку к переписываемому “Апостолу”, выражая негодование усобицами современных ему князей, использовал штамп, схожий со строчками из “Слова": “При сих князьях сеяшется и ростише усобицами, гняша жизнь наша…”.Стилистические и художественные подражания “Слову о полку Игореве” – и “Задонщина” и “Сказание о Мамаевом побоище”, на мой взгляд кажущиеся..Как известно, время написания "Слова" - Средние века, феодализм. Процесс формирования иерархии феодальных отношений завершился на Руси в Средние века к XII веку и выглядел так (мной почерпнуто из научных источников): Великий князь, глава политического устройства, занимающий киевский престол. Ему же присваивался торжественный титул - “Царь Русской земли”.

Далее - местные князья, имеющие, как правило, наделы-вотчины и свои престольные города; бояре, городская знать, имеющая во владении значительные земельные участки и посадские территории, присягающие на верность своему князю; военный люд, входящий в княжеские дружины и боярское охранение, и нижний слой – крестьяне и холопы.

Дружиной называют отборных и особо приближенных воинов, сопровождающих князей во всех походах, заслоняющих собой князя во время боя. 

Параллельно светской иерархии имелась и духовная, поддерживающая феодальное устройство государства. Как правило, духовное сословие поставляло грамотных людей, занимающихся и литературным трудом: составлением летописей, перепиской всякого рода житий, созданием икон, руководством по строительству светских и духовных сооружений, несением религиозных росписей на стены.

Княжеские отношения строились на основе жесткого и четкого подчинения, сюзеренитета - вассалитета. В родовых, семейных княжеских гнездах старшему по рождению подчинялись младшие члены клана. В случае кончины лидера власть безоговорочно переходила к его первенцу.

Классовое расслоение общества имело и формальное закрепление, в законах и всякого рода уставах. Так, например, за оскорбление князя по “Русской Правде” полагалась жестокая казнь - лишение головы: “Князю Великому за бесчестье главу снять”. Смертная казнь, через посажение на кол, полагалась за неповиновение и противление князю. Смертной казнью каралась и измена князю.

Княжеский, если так можно выразиться, тоталитаризм был суровой явью.  “Братiе, я не ищу под тобой ничего же, но ряд (род) наш так есть, оже ся князь извинить (кто князю изменит), то в волость, а муж в глову”.А князья, что устанавливали за собой подобное жестокое карающее право - одни из важных героев “Слова о полку Игореве”: Святослав Всеволодович и Роман Ростиславич.

Обращение "Братiя", как я предполагаю, есть официальное обращение друг к другу в княжеской среде. 

Существенно, что в тексте встречается привилегированное и почетное  – "братiя!", что прямо и указывает на круг адресатов, кому подлежало направить текст "Слова" , а также на статус автора "Слова" – княжеский.  

За непочтительное панибратское фривольное обращение, измену, неповиновение, оскорбление, тем более насмехательство над членами элитного княжеского сословия - незамедлительная казнь!

Но, во время Древней Руси, так информируют летописи, смертных казней по этой причине совершено было незначительное число. Что говорит о следовании правилам и законом взаимоотношений простых людей и власти. 

Жесткая иерархия феодальных отношений отчетливо отражается и в письменных хронологических и литературных формах, в характеристиках лиц, встречаемых в летописях, житиях, повестях, песнях. В литературных произведениях четко отражаются и идеалы, и нормы обращений и такт поведения, допустимые по отношению каждого сословия к другому сословию и между членами сословий.

Летописцы подчиняли свой труд, талант, навык верноподданному служению непосредственному сюзерену, потому отображали исторические события и исторических личностей так, чтобы возвеличивался их господин и уничижались его враги. Если применить сегодняшнюю терминологию, то летописцы всячески способствовали созданию положительного имиджа и князя и всего княжеского рода.

Научный факт, оказывается, что все русские летописи имеют условных авторов, включая имя Нестер. Истинные авторы летописей не известны.

Причина не в их нарочитой или случайной скрытности, а в психологическом факторе. Авторы литературных произведений средневековья (к ним можно отнести живописных и строительных мастеров) не считали необходимым и обязательным фиксировать свое авторство, находясь в повседневном живом контакте и с князем, поручившим им работу, и с его окружением, так как все у друг друга были на глазах, друг другу были известны, известно, кто какую выполняет работу и перед кем отчитывался за ее выполнение.

Так же как в наше время остаются без авторства любительские семейные фотографии. Нет у фотографа, которому известны те, кого он запечатлевает, побуждения к обязательной инициализации своих работ. К тому ж и он известен тем, кому дарит фотографии. Не оставляются  на подложке фотоотпечатка Ф.И.О.

Итак, по моему убеждению, ошибкой или недоразумением было бы считать автором “Слова” одного из княжеских летописцев. Ошибкой было бы считать автором "Слова" и некоего доблестного военоначальника, монашествующего и кого-либо из образованной прислуги князя.

Лексика “Слова о полку Игореве” показывает, что его автор и по разноплановой характеристике действующих лиц, и по категоричному хвалебному  и обвинительному описанию поступков как первостепенных, так и второстепенных героев, по свободному, не раболепному обращению к тому или иному князю, должен иметь на это право. Например, автор категорично безбоязненно, очерняя Игоря, заявляет, что поражение Игоря навлекло на Русскую землю беды. При обращении в тексте "Слова" к могущественным князьям, называл их братьями (братiя).

Вывод однозначен, социальный статус автора "Слова" высок.

Имя автора, точнее, прародителя текста “Слова о полку Игореве”?

Кратко о документальных событиях майского похода 1185 года.“Слово о полку Игореве” создано в годы, когда процесс дробления Руси достиг своего апогея. Обособление отдельных земельных территорий, как наследственных княжеских владений, было узаконено при Владимире Мономахе на Любеческом съезде князей в 1097 году: "Кождо да держить отчину свою". И по-прежнему, титул Великого присваивался всякому князю, кто долго ли коротко правил городом Киевом и, считай, Русью. 

Междоусобные распри князей были осложнены нависшей над Русью половецкой опасностью. Русским князьям в начале XII века удалось одержать крупные победы над половцами и утвердить над ними автономию. Но, не смотря на это, внезапные набеги половцев не прекратились, приводя к разорению мирного населения русских сел и городов, угону в рабство жителей.

23 апреля 1185 года, во вторник, князь Игорь Святославович, державший вотчиной Новгород-Северскую землю, сын его Владимир, державший вотчиной землю с городом Путивль, брат Игоря Всеволод из Курска, племянник князь Святослав Ольгович из Рыльска, вместе с присланными от Черниговского князя дружинами ковуев выступили в далекий степной поход на половцев без сговора с киевским Великим князем Святославом, приходящимся родным дядей Игорю, Всеволоду и отцу князя Святослава, Олегу, скончавшемуся за несколько лет до походя.У берегов Донца 1 мая их застигло солнечное затмение, считавшееся на Руси предзнаменованием несчастья. Однако, Игорь не поворотил полки. Он сказал: "Братiя и дружина! Тайны Божия никто же не весть. А нам что сотворить Бог, - или на добро, или на наше зло, - а то же нам видити" (Из летописной, "Повести о походе Игоря"). Близ Оскола Игорь два дня поджидал брата Всеволода, шедшего иным путем из своего стольного города Курска.Встретив половцев, войска, возглавляемые Игорем, построились в шесть полков. Игорь сказал традиционное ободряющее слово: "Братiя, сего мы искали, а потягнемь!".Посередине стал полк Игоря, по правую руку от него - Всеволод, названный автором слова Буй-Туром, по левую - полк племянника Игоря Святослава. Впереди встал полк Владимира, сына Игоря, и полк черниговских ковуев.Короткое сражение было победным для русских. Передовые полки князя Владимира Игоревича и ковуев погнались за степняками.Русские овладели богатыми половецкими обозами и захватили пленных. Часть войска, гнавшаяся за половцами, на ночь вернулась с новым полоном.Когда все собрались, Игорь стал требовать поехать дальше "в ночь", но Святослав Ольгович  осадил дядю: "Далече есьм гонил по половцев, а кони мои не могут. Аже ми будеть ныне поехати, то толико будеть на дороге остати".Святослава поддержал князь Всеволод. Игорь согласился остаться на ночь. Собравшись с новыми силами, половцы двинулись на потерявшие бдительность, опьяненные победой новгород-северские полки.Завязалось новое сражение.В воскресенье на рассвете черниговские ковуи дрогнули. Игорь поскакал к ковуям, чтобы остановить их, но его ранили и захватили в плен.Русские полки были наголову разбиты.Князей, воевод, воинский люд разобрали половецкие ханы. За Игоря поручился его сват половецкий хан Кончак. Был назначен выкуп: за Игоря - 2000 гривен серебра, за других князей - 1000 гривен серебра.В то время Святослав Всеволодович Киевский собирал воинов в верхних землях, намереваясь идти на половцев к Дону на все лето. На обратном пути у Новгород-Северского Великий князь услышал о неудачном походе Игоря.Он сказал: "О любе моя братiя и сынове и муже земли Русское! Дал ми Бог притомити погання, но не выдержавшие уности (юности), отвориша ворота на Русскую земли."В плену Игорь пользовался относительной свободой и почетом. Игорь ездил на ястребиную охоту со своими слугами и даже вызвал к себе из Руси священника для отправления церковной службы. Половецкий боярин Авлур сообщил Игорю, что половцы собираются перебить всех русских, и при его участии Игорь единолично бежал из плена, бросив на произвол судьбы своих соплеменников. Карательная акция, как известно из летописей, половцами не была произведена.Одиннадцать дней добирался Игорь до пограничного города Донца, убегая от погони. На короткое время заехал в удельный город Новгород-Северский, вскорости  пустился в объезд Чернигова, где ожидала его княжна Ярославовна, в Киев, ища у Великого князя, у своего дяди, как было отмечено летописцем, помощи и поддержки.Сын Игоря - князь Владимир, женился на половчанке и с ней в 1187 году вернулся на Родину, в Путивль.Брат Игоря, князь Всеволод, воеводы, часть воинов их дружин были частично выкуплены, частью обменены на пленных половцев. Благополучно вернулся на родину и князь Святослав Ольгович."Сказал Баян, песнотворец старого времени, Ярослава (Мудрого) и Олега (прадеда Святослава Олеговича: "тяжело голове без плеч и телу без головы". Так и Русской земле без Игоря. Солнце светит на небе – Игорь князь в Русской земле. Девицы поют на Дунае, вьются голоса через через море до Киева.Воспев славу старым князьям, а потом молодых величать будем. Слава Игорю Святославичу, буй-туру Всеволоду, Владимиру Игоревичу!Да здравы будут князья и дружина, поборая за христиан против поганых полков. Князьям слава и дружине! Аминь" (Текст "Народной библиотеки").В тексте 1800 года: "Князьям слава, а дружине аминь".Смысл последних строк предыдущих абзацев можно расшифровать так. Текст НБ: " Слава князьям и дружине! На том и конец повести!". А текст 1800 года: "Князьям-то слава, а дружина истреблена, ей конец…". "Аминь" – слово древнегреческое, в переводе на русский "конец".Князь Святослав Ольгович в славословии князей не указан.Случайно это или закономерно? Понял, что не случайно…Величание автором только трех из четырех князей, участвующих в походе, сначала озадачило меня, а потом этот самый "кажущийся казус" и подсказал, а точнее, прямо указал на кандидата в авторы "Слова".Имя четвертого вполне понятно, почему  умолчино. Согласно этических норм, которые, наверняка, действовали в ХII веке, как действуют и в наше время, порицается самовосхваление, восхищение самим собой. Нормальному человеку не должено афишировать себя прилюдно. Именно, отсутствие в финальном абзаце четвертого действующего лица, молодого князя Святослава Ольговича, а также и во всем тексте повести, и навело на мысль о его авторствеОбъяснима для меня и откровенная недоброжелательность автора "Слова" к Игорю, которого автор ни разу не назван Буй-туром, почетным титулом для воина.Я вижу сарказм автора "Слова" в отношении к Игорю:"Начнем же, братия, повесть сию,от старого Владимира(Владимира I, Крестителя) до нынешнего Игоря,силу ума своего почувствовавшего,сердцем храбрость и непреклонность, и, ратным духом наполняясь,пожелал повести полки свои храбрыена землю Половецкуюза землю Русскую.

...Другим днем рано,едвакровавые зори свет повеяличерные тучи с моря пошли,хотят закрыть                         четыре солнца."Солнцами назывались золоченые воинские шлемы князей.Автор их имена не называет, ибо он сам в их числе.  Назову, кого имел в виду автор "Слова" под "четырьмя солнцами":1) князь Игорь Святославович,2) брат его, Буй-Тур Всеволод Святославович,3) старший сын Игоря – Владимир Игоревич,4) племянник братьев - Святослав Ольгович.

 Буй-Туре Всеволод, князь Трубчевский и Курский. Из истории Татищева узнаем, что Всеволод Святославович, младший брат князя Игоря Святославовича. Во время похода ему было 30 лет. "Князь Всеволод превосходил всех своего времени князей не токмо возрастом тела и видом, которому подобного не было, но храбростью и всеми душевными добродетелями прославлялся повсюду."

 Летописец так характеризует Всеволода Святославича: "Во Ольговичах всех удалее рожаем и воспитанием и возрастом и всею добротою и мужественною доблестью и любовь имел ко всем" (Ипатьевская летопись под 1196 г.).

Известно, что князь Всеволод имел большую библиотеку и сам был склонен к чтению.

Только перу очевидца баталии, по моему убеждению племяннику Игоря, должно принадлежать документальное описание события:

Когда все собрались, Игорь стал требовать поехать дальше "в ночь", но Святослав Ольгович  осадил дядю: "Далече есьм гонил по половцев, а кони мои не могут. Аже ми будеть ныне поехати, то толико будеть на дороге остати".

Святослава поддержал князь Всеволод. Игорь согласился остаться на ночь. Собравшись с новыми силами, половцы двинулись на потерявшие бдительность, опьяненные победой новгород-северские полки.Завязалось новое сражение.

В воскресенье на рассвете черниговские ковуи дрогнули. Игорь поскакал к ковуям, чтобы остановить их, но его ранили и захватили в плен.Русские полки были наголову разбиты.   Князей, воевод, воинский люд разобрали половецкие ханы. За Игоря поручился его сват половецкий хан Кончак. Был назначен выкуп: за Игоря - 2000 гривен серебра, за других князей - 1000 гривен серебра.

В то время Святослав Всеволодович Киевский собирал воинов в верхних землях, намереваясь идти на половцев к Дону на все лето. На обратном пути у Новгород-Северского Великий князь услышал о неудачном походе Игоря.Он сказал: "О любе моя братiя и сынове и муже земли Русское! Дал ми Бог притомити погання, но не выдержавшие уности (юности), отвориша ворота на Русскую земли."

В плену Игорь пользовался относительной свободой и почетом. Игорь ездил на ястребиную охоту со своими слугами и даже вызвал к себе из Руси священника для отправления церковной службы. Половецкий боярин Авлур сообщил Игорю, что половцы собираются перебить всех русских, и при его участии Игорь единолично бежал из плена, бросив на произвол судьбы своих соплеменников. 

Читать полностью книгу Владимира Морозова "Кто же автор слова о полку Игореве"

subscribe.ru