Общая характеристика российского государства в дореволюционный период. В россии в дореволюционный период


Развитие транспорта в России в дореволюционный период.

Поиск Лекций

 

В начале XX века в России мало пользовались автомобилем, да и то преимущественно в спортивных или туристических целях. В отличие от промышленно развитых стран - таких как Германия, Англия, Соединенные Штаты Америки - Россия традиционно считалась (и была таковой на самом деле) страной крестьянской, где труд стоил дешево. Основным средством перевозок и в городе и на селе, главной тягловой силой в сельском хозяйстве была лошадь - их в стране по данным на 1914 г. насчитывалось более 32 миллионов - почти треть всех работающих лошадей планеты.

Автомобили же, как уже говорилось выше, большого воодушевления в России не вызывали. Их распространение имело как своих сторонников, так и противников: последних пугали, например, несчастные случаи с лошадьми, выхлопные газы и т.п. Так, в 1907 г. городское управление Петербурга создало специальную комиссию для решения вопроса о возможности массового использования автомобилей. В результате 100-верстного пробега было установлено, что автомобиль не представляет опасности для города. За городом же шума и вида машин пугались крестьянские лошади, поэтому движение автомобилей здесь было запрещено.

На первых порах расширение сферы применения автомобиля в нашей стране выразилось лишь в организации в 1904 г. петербургского таксомоторного общества, а позднее - в использовании автомобилей почтовыми и военными ведомствами.

В Москве наиболее крупное автомобильное хозяйство было заведено владельцем молочного предприятия Чичкиным, содержавшим большой гараж . Московское почтовое ведомство в 1909 г. имело 30 машин.

Тем не менее, несмотря на известную инерцию в деле автомобилизации страны, помимо выпуска собственных машин, Россия была крупнейшим в мире импортером автомобилей. Всего к 1914 г. в стране насчитывалось 13 тыс. автомобилей 270 иностранных фирм. Доказательством относительной активности России в этой области может служить тот факт, что первые четыре международные автомобильные выставки (1907, 1908, 1910 и 1913 гг.) состоялись в нашей стране. Несмотря на то, что различные промышленные выставки и автомобильные салоны проводились и в других странах, российские отличались весьма широкой представительностью, великолепием и отличной организацией. Пятая международная автомобильная выставка (1914 г.) проводилась в Париже, и, как отмечают специалисты, на ее организацию существенное влияние оказали предыдущие российские выставки.

В то же время прогрессивная техническая интеллигенция предпринимала усиленные попытки популяризации автотранспорта в России. Так, в 1898 г. выходом первой книги по устройству автомобиля Н.А.Песоцкого ”Самодвижущиеся экипажи с паровыми, бензиновыми и электрическими двигателями, экипажи с педалями” было положено начало массового выпуска автотранспортной литературы.

Издавалось большое количество книг по организации перевозок, экономике автотранспорта, ремонту и техническому обслуживанию автомобилей, а также учебных пособий и справочников, где всегда находили своевременное отражение новые направления в области эксплуатации автотранспорта.

Первые попытки специализации по автомобильному делу относятся к 1910 г., когда группа студентов Московского высшего технического училища организовала научно-автомобильный кружок, целью которого была популяризация автомобилизма. Курс лекций по легким двигателям впервые в России начал читать профессор Н.Р.Брилинг, специализированный семинар по автомобилям вел также профессор И.В.Грибов. В 1913 г. профессор Лебедев начал читать необязательный курс лекций по автомобилям в Петербургском технологическом институте.

Первые журналы для автомобилистов стали выходить в России в конце прошлого века. До 1917 г. в разное время издавалось 18 периодических изданий, связанных с автотранспортом. Наиболее авторитетным из них был журнал Российского автомобильного общества “Автомобиль”, существовавший с 1902 г. по март 1917 г. (по 24 номера в год) и отражавший на своих страницах все важнейшие события отечественной и зарубежной автомобильной жизни.

Популяризации автотранспорта способствовали многочисленные испытательные пробеги и гонки, имевшие не только спортивное, но и научное значение. Они давали возможность определять пути совершенствования конструкции и эксплуатационных качеств автомобиля, стремиться к тому, чтобы достигнутые рекорды становились обычными показателями.

Первой крупной автомобильной гонкой России, имевшей международное значение, был автопробег Москва - Петербург (1907 г.). Следующая международная гонка из Санкт-Петербурга в Москву прошла в 1908 г., а в 1909 г. был дан старт международному дорожному испытанию автомобилей Петербург - Псков - Рига - Петербург. Крупный международный пробег по маршруту Петербург - Киев - Москва - Петербург был организован также в 1910 г.

Победителем многих гонок, пробегов и соревнований, проходивших как в России, так и за рубежом, был выдающийся российский автогонщик, ученый, журналист и общественный деятель Андрей Платонович Нагель.

Значительный вклад в развитие российского автомобилизма внесли отечественные торговые дома. По свидетельству исследователей, автомобильные торговые дома в России насчитывались десятками, а торговые представительства - сотнями. Располагая большими и хорошо оборудованными гаражами, ремонтными цехами и мастерскими, торговые дома принимали на хранение, техническое обслуживание, текущий и капитальный ремонт автомобили всех марок. Они же занимались распространением передовых достижений автомобилизма, поскольку научно-исследовательских автомобильных институтов тогда еще не существовало.

Первым крупнейшим в России автомобильным торговым домом был поставщик Императорского двора “Победа”, открытый 29 января 1902 г. Вторым по величине считался торговый дом “А.М.Фокин”. Как полагают Е.Куприн и А.Рубец, в наши дни, в условиях рыночной экономики, опыт торговых домов во многом мог бы оказаться полезным.

Постепенное расширение автомобильного парка России привело к необходимости решить вопрос и об их ремонте. выход машин из строя, как правило по причине поломки, вынуждал русских мастеров изготавливать необходимые детали собственными силами. Это послужило толчком к организации ремонтного дела в гаражах и строительству соответствующего оборудования.

Характерна история Московского автомобильного предприятия П.П.Ильина, который сначала пытался наладить выпуск новых машин, но, не выдержав конкуренции с иностранными фирмами, перешел на ремонт. Интересно отметить, что предприятие Ильина, принимая на ремонт несколько одинаковых автомобилей, самостоятельно изготавливало для них отдельные автомобильные агрегаты, коробки передач, передних осей и т.п. Так зародился агрегатный метод ремонта автомобилей.

Предприятие Ильина положило успешное начало развитию отечественного авторемонтного производства. Оно, например, поддерживало в рабочем состоянии все 30 машин Московского почтового ведомства, которое обслуживалось на основе специального договора-обязательства.

Но факты организованной эксплуатации автомобилей в нашей стране носили все же единичный характер.

Огромное значение автомобильного транспорта было доказано лишь в годы первой мировой войны 1914-1918 гг., которая и положила начало активному использованию автотранспорта в России. Тогда для нужд армии из-за границы было ввезено сразу несколько тысяч грузовых и легковых машин, долгое время составлявших большую часть российского автомобильного парка.

Наконец, в 1915 г. на высшем государственном уровне было принято решение о создании отечественной автомобильной индустрии, основу которой в первое время должны были составить 6 наиболее перспективных предприятий: завод Автомобильного Московского общества (АМО), АО “В. А. Лебедев”, АО “Русский Рено”, АО “Аксай” в Ростове-на-Дону, Русско-Балтийский завод (к этому времени уже переведенный из Риги в Москву) и завод “Бекас” в Мытищах.

 

 

poisk-ru.ru

Национально-государственная политика России в дореволюционный период

Одной из характерных особенностей российского социума всегда была чрезвычайная полиэтническая мозаичность. Показательны в этой связи нескончаемые научные споры по поводу этнической истории Древней Руси, где действительно немыслимо трудно разобраться из-за сложного переплетения народов и культур. В дальнейшем степень полиэтничности страны только нарастала: по мере того как Московское государство включало в себя обширное наследство Золотой Орды, отвоевывало восточнославянские земли у Речи Посполитой, продвигалось на бескрайние просторы Сибири; затем уже Российская империя присоединяла Прибалтику, Правобережную Украину, Молдавию, Кавказ и Туркестан.

Ввиду выше указанного обстоятельства российская государственность просто не могла исторически сложиться иначе, кроме как в форме надэтнической империи. Вплоть до конца XVII века Россия была вполне традиционным государством, особенность которого заключалась в совмещении элементов европейского феодализма и восточного общества (Древняя Русь с преобладанием первых европейских элементов, а Московское государство – уже явно вторых, восточных), что делало Русь очень похожей на ее цивилизационную предшественницу – Византийскую империю.

Большое значение в историческом развитии России сыграл факт духовной и идеологической преемственности религиозной идеи государства, сформировавшейся в Византии и формирования на этой основе концепции «Москва — Третий Рим», провозглашенной монахом Филофеем в письмах к Великому князю Василию III. Точка зрения Филофея основывалась на религиозно-провиденцилистическом толковании положений Святого Писания, определяющих предначертанность перемещения центра христианства из Рима в Византию и из Византии в Москву. Исходя из этого Филофей и определил «историческую роль Московского государства как центра различных царств православного Востока» [5, с.179]. Именно таким образом, был заложен идейно-теоретический фундамент под образование полиэтнической общности, преобразивший, в конечном итоге, и государство и государственнообразующее ядро — русский народ.

С другой стороны произошла преемственность и историческая трансформация другого идеологического имперского постулата «Pax Romana», в соответствии с которым, все междоусобные войны заканчивались с римским завоеванием, — в Pax Russia, также прекращавшей все войны и конфликты на приобретенных ею территориях. Таким образом, одна из важнейших причин территориального расширения России заключалась в исторически сложившихся отношениях с соседями, которые или сами стремились к вхождению в состав России или, наоборот, создавали постоянную опасность вторжения. Что касается последних, то о них историк С.М. Соловьев писал, что эти народы «умеют жить только или в постоянной вражде к соседу, или в рабской подчиненности, и поневоле их приходится покорять» [14, с.77]. Отсюда те два пути, которые и формировали Россию как империю: добровольное вхождение, например Грузии в XVIII веке, или завоевание, например, Казанского царства в XVI веке [2, с.8].

К числу важнейших причин постоянного стремления к расширению границ Российского государства относится также наличие источников опасности на наиболее важных для развития российской государственности направлениях. Пожалуй, наиболее объективно данный процесс охарактеризовал А. Тойнби, выразив данную доминанту российской экспансии в смысловых категориях: вызов ‒ стимул ‒ реакция. Где вызовом российской государственности явился не только «сокрушительный напор со стороны кочевников Великой степи», но и последующее давление извне со стороны западного мира [5, с.140]. Ответом на вызовы явилась, с одной стороны, «эволюция нового образа жизни и новой социальной организации, что позволило не просто выстоять, но и достичь полной победы над кочевниками … изменив лицо ландшафта и преобразовав, в конце концов кочевые пастбища в крестьянские поля, а стойбища – в оседлые деревни». С другой стороны, как считает А. Тойнби, «давление на Россию со стороны Польши и Швеции в XVII веке было столь яростным, что оно не минуемо должно было вызвать ответную реакцию. Временное присутствие польского гарнизона в Москве и постоянное присутствие шведской армии на берегах Нарвы и Невы постоянно травмировали русских и этот внутренний шок подтолкнул их к практическим действиям … Понадобилось чуть более столетия, считая с подвигов Петра, чтобы Швеция лишилась всех своих владений на восточных берегах Балтийского моря, включая свои исконные земли в Финляндии. Что же касается Польши, то она была стерта с политической карты» [5, с.148]. Таким образом, постоянная угроза военной безопасности России фактически стимулировали ее «ответную» территориальную экспансию.

Сам же факт территориальной экспансии России, преподносимый в качестве ее имперского синдрома является идеологемой, в основе которого лежит, ни что иное, как реализация  принципа презентизма, предполагающего сознательную интерпретацию исторических фактов и событий через призму современных политических стандартов. Это осознанно предопределяет искажение сущности российской государственности и закономерности ее развития, в процессе которого имеет место акцентирование внимания и преувеличение издержек, неизбежных в процессе государственного строительства, и, напротив, — принижение ее роли в становлении уникальной полиэтнической, поликонфессиональной и даже  межцивилизационной общности — Российской империи. При этом не учитывается, что само расширение или же территориальная экспансия вплоть до середины XX века являлись основным императивом исторического развития всех ведущих государств того времени.

Став сложным конфессиональным и полиэтничным государственным образованием, Россия обречена была стать империй. Но, империей особого рода, поскольку, как вполне обоснованно считает В.В. Ильин, «имперостроительство шло в России не по этническому, конфессиональному, а по космополитическому, веротерпимому признаку, что исключало мессианское подавление нерусских народов и позволяло России за всю свою историю не дробить, утрачивать, а наращивать, приобретать территории» [11, с.10].

Именно поэтому в России «собирание земель» осуществлялось посредством не захватнических колониальных войн, как это было характерно для западных цивилизаций. За исключением государственных образований, сформированных на основе остатков Золотой Орды: Казанского, Астраханского, Ногайского, Крымского и Сибирского ханств, практически все иные этнотерриториальные образования  входили в состав России добровольно или же по условиям договоров с государствами, с которыми Россия вела войны.

Характерные примеры этому: присоединение Финляндии по условиям Фридрихсгамского договора (1809 год) со Швецией, под властью которой Финляндия находилась с XIV века. Аналогичным образом к России были присоединены Прибалтика, по итогам Северной войны, Польша, Молдавия и Приднестровье, Кавказ — по итогам 4 русско-персидских и 6 русско-турецких войн, Семиречье, Туркестан  и другие [17].

Принцип «собирания земель», заложенный в основу государственного строительства определил и специфику формирования российской государственности, которая определялась тем, что на протяжении столетий Россия формировалось как многонациональное поликонфессиональное государственное образование. Со временем национальные, этнические и конфессиональные рамки были расширены и, в конечном итоге, государственность России приобрела наднациональный характер. В этом плане уместно говорить и о так называемом цивилизационном феномене России, важнейшей чертой которого является дух равноправия всех народов, их равноценности, способности вырабатывать  и утверждать свой самобытный путь развития. И.А. Ильин данную тенденцию применительно к сфере межнациональных отношений в России отметил  следующим образом: «Сколько молодых племен Россия получила в истории, столько она и соблюла» [4, с.257]. Показателен тот факт, что в истории России конфликты на межэтнической и религиозной основе занимают ничтожно малое место. Интернациональный характер российской этики, исключительная веротерпимость, а самое главное — ее бескорыстие, приоритет в служении ближнему создали, реальную основу для сближения и единства народов, проживающих на геополитическом пространстве Евразии [2,  с.8]. И поэтому, как справедливо отмечает профессор О. Бельков «Россия есть результат исторической работы и развития русской нации в содружестве с многочисленными входящими в нее этническими образованиями» [8, с.298]. В этом выражении заключена смысловая доминанта российской государственности.

Что касается специфики дезинтеграционных процессов, происходивших на территории Российской империи, то очевидно  здесь проблема все же глубже чем может показаться на первый взгляд и также не укладывается в логику национально-освободительных движений.

Так в частности, раскрывая сущность сепаратистских процессов в Российской империи, представляется необходимым акцентировать внимание на развитии этих процессах в ее наиболее  сложным  в этноконфессиональном отношении регионе – Кавказе.

Начало процессу вхождения Кавказа в состав России было положено обращением представителей Кабарды и адыгских народов, живших на Кубани в 1555 году к русскому царю Ивану Грозному с просьбой принять их в свое подданство и защитить от постоянных нашествий со стороны турок и татар. Царь Иван Грозный принял их в свое подданство и тогда же женился на дочери верховного кабардинского князя Марии Темрюковне. Владения кабардинских князей простирались до реки Сунжа. Поэтому русские войска и поставили здесь, на реке, свою крепость, где поселились русские казаки. На Тереке расселились казаки, названные «терскими», а в междуречье Терека и Сунжи, на Терском хребте, называвшемся тогда «Гребень», поселились «гребенские» казаки. Цель, которая преследовалась при этом московским правительством, с одной стороны, заключалась в возможности контролировать на как можно ранней стадии все передвижения в регионе турецких войск и крымских орд, а, с другой, ‒ обеспечить военно-политическое присутствие России в данном регионе.

Традицию установления тесных военно-политических отношений с народами Кавказа, предусматривавших протекторат России над ними, продолжил и сын Ивана Грозного царь Федор. В годы его правления аналогичные договоры были заключены с кахетинским царем Александром II и с представителями чеченских общин. Так в частности в 1588 году владелец Ауха («Окочанская земля») ‒ Ших-мурза направил к русскому царю официальное посольство и получил жалованную грамоту на подданство и правление.

В целом можно констатировать, что политика России на Кавказе, равно как и в других регионах носила не завоевательный характер, а, в значительной мере, интеграционный характер, основанный на добровольном вхождении различных территорий в ее состав. Об этом в полной мере свидетельствуют архивные документы представленные в архивных сборниках русско-дагестанские отношения, отношения России с Кабардой, Осетией и другие исторические материалы. Если уж говорить о военно-силовой составляющей данной политики, то справедливо будет отметить, что  Россия не завоевывала Кавказ, а отвоевывала право на него у других региональных держав: Ирана и Турции, поскольку регион фактически являл собой владения этих двух государств.

Аналогичным образом в состав России вошло и Закавказье.  Так, свои права на Грузию, Армению и Азербайджан  Россия отстояла в двух войнах с Персией (1804 ‒ 1813 и 1826 ‒ 1828 годов) и двух  ‒  с Турцией (1806 ‒ 1812 и 1828 ‒ 1829 годов).  К 1813 году, после вхождения в состав России Грузии и Азербайджана, присоединения территории Восточной Армении практически весь Кавказ оказался под властью России. Турция и Иран отказались от своих притязаний на регион.

Примечательно, что этнотерриториальные образования, составившие в конечном итоге территории современных Грузии и Азербайджана, в состав России входили на протяжении десятилетий. Так, в частности вхождение в состав России Грузии растянулось практически на 60 лет, ее территории в виде отдельных царств и княжеств присоединялись в разное время и при различных обстоятельствах. Точно таким же образом: разновременно и при различных обстоятельствах в состав Российской империи входили и азербайджанские ханства. Роль России, таким образом, заключалась в интеграции самих этносов в единое социально-политическое образование.

Со временем процесс добровольного вхождения в состав России кавказских народов все более трансформировался в устойчивую тенденцию интеграции их в единое российское пространство, в котором происходила и их собственная интеграция. Более того, данная интеграция фактически стимулировала их этногенез и формирование этнического самосознания.

В целом же сущность же российской политики на Кавказе, начиная с Ивана Грозного, заключалась в том, что руководство России, осознавая значимость региона для обеспечения безопасности ее южных рубежей, тем не менее, не торопилась, а на протяжении столетий присматривалась и строила свои отношения на экономической и политической основе с государственными образованиями региона. Лишь найдя опору в пророссийской ориентации Кабарды, Кахетии, Имеретии, Осетии и ряда других крупнейших региональных этнотерриториальных образованиях, начала процесс экспансии, который в последующем приобрел постепенный, целенаправленный процесс вовлечения народов региона в сферу экономических, торговых, культурных, а затем и военно-политических интересов.

Обращает на себя внимание и так называемый протекционистский национальный аспект кавказской политики России. Достаточно показательны в этом плане указания Екатерины кавказской администрации, изложенные в ее Указе от 28 февраля 1792 года. В нем, в частности, подчеркивалось «что не единою силою оружия … побеждать народы, в неприступных горах живущие … но паче правосудием и справедливостью, приобретать их к себе доверенность, кротостью смягчать, выигрывать сердца и приучать их более обращаться с русскими» [12, с.17]. Этим же Указом Екатерины II кавказскому командованию  вменялось в обязанность строго следить, чтобы от русских подданных «не было чинено ни малейших притеснений и обиды горцам». Традицию екатерининского протекционизма по отношению к народам Кавказа продолжил в последующем Павел I. Так в частности, одним из последних своих «особых повелений» от 28 мая 1800 года он предписывал русской администрации на Кавказе   стараться, как можно меньше вмешиваться во внутренние дела горцев между собой, если это не вредит интересам и границам Российского государства, «разумея, что сии народы находятся больше в вассальстве российском, нежели в подданстве» [1, с.562].

Таким образом, протекционизм по отношению к присоединяемым народам являлся основой всей кавказской политики России дореволюционного периода.

В целом же, рассмотрение сущности экспансионисткой политики России на примере одного из наиболее сложных по своему составу и изначально кризисного и конфликтогенного регионов, свидетельствует о том, что ее основным содержанием являлось не покорение, а вовлечение народов, присоединяемых территорий в общероссийское политическое пространство, предоставление им права и возможности развиваться наравне с другими российскими народами, в том числе и государствообразущим народом – русским.

Более того, по многим своим показателям экспансионистская политика России носила откровенно мессианский характер, поскольку, присоединяя те или иные этнотерриториальные образования, Россия больше отдавала им, чем забирала у них. Позднее данную особенность наиболее образно выразил в свое время даже председатель СНК СССР Рыков, отмечая, что «колониальная политика, например, Великобритании, заключается в развитии метрополии за счет колоний, а у нас колоний за счет метрополии» [6, с.303].

Таким образом, в мессианстве и протекционизме и заключалась логика экспансионистской политики России. При этом мессианство России проявлялось буквально во всех сферах жизнедеятельности кавказских народов, начиная от обеспечения их военно-политической безопасности и заканчивая созданием условий для сохранения их самобытности, этнокультурных традиций и обычаев. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что в настоящее время большинство народов входивших в разное время в состав Российского государства говорит на своих языках, а не на языках сопредельных им ранее держав,  исповедует свою религию, а не официальную религию метрополии ‒ христианство, также является следствием российской мессианской политики.

Следует отметить, что таковой (протекционистской) политика России была не только на Кавказе, но и на других направлениях своей территориальной экспансии: западном направлении, особенно в отношении Польши, Прибалтики, Финляндии; дальневосточном; центрально-азиатском, а  также в отношении других государственных образований, чье современное существование  является следствием именно имперской политики России.

Так в частности, по отношению к Польше, а точнее ее восточной части (Варшавское герцогство), активно поддержавшей Наполеона в войне 1812 года не было предпринято никаких репрессивных мер. Более того, в 1815 году, когда Варшавское герцогство по решению Лайбахского конгресса отошло к России, оно манифестом Александра I получила Конституционную хартию и статус королевства. С 1818 года стал избираться (шляхтой и горожанами) законосовещательный Сейм, созывавшийся в 1820 и 1825 годах. Исполнительная власть в королевстве сосредоточивалась в руках наместника царя, при котором в качестве совещательного органа действовал Государственный совет.

Только после подавления польского восстания 1830 года был издан «Органический статут», отменивший польскую конституцию, а Польша объявлялась неотъемлемой частью империи. Польская корона стала наследственной в русском императорском доме. Сейм упразднялся, а для обсуждения наиболее важных вопросов стали созываться собрания провинциальных чинов. Управление Польшей стал осуществлять административный совет во главе с наместником императора. Была провозглашена несменяемость судей и учреждено городское самоуправление.

Таким образом, вплоть до начала восстания 1861 года Польша обладала автономией в управлении как на уровне муниципалитетов, так и на уровне провинции. Это определяло ее суверенитет, пусть даже и ограниченный, но значительно выделявший ее в сравнении с другими польскими территориями, аннексированными в свое время Австрией и Пруссией. Заметим, что подобные атрибуты автономии имели в тот период лишь штаты в США.

Еще более значимыми атрибутами государственности обладало и Великое княжество Финляндское. Причем, присоединив Финляндию, российский император Александр I уже в 1815 году своим манифестом предоставил невиданную по тем временам автономию, включая наличие собственных органов законодательной власти в лице Сейма, а также Основного закона Финляндского княжества ‒ Конституции. Показательно, что соответствующий манифест, предусматривающий наличие в Финляндии собственной конституции, был объявлен не на русском, а на французском языке. Причиной этого стало, как считал М.М. Сперанский, то, что просто присоединение Великого княжества Финляндии могло оскорбить национальные чувства финнов, поэтому им было предложено «связать Великое княжество с особой императора» [16, 141].

Тем самым русским правительством планировалось с одной стороны предотвратить возможные сепаратистские тенденции в Финляндии, предоставив ей невиданную по тем временам автономию, а с другой – княжество должно было стать, по замыслу М.М. Сперанского, тем «испытательным полигоном» идей федерализма, которые в дальнейшем должны были найти свое развитие и практическое претворение и в остальных губерниях России

В целом Финляндия, в отличие от Польши, достаточно органично вписывалась в структуру Российской империи, имея при этом первой среди всех остальных субъектов империи не только Конституцию, но и правительство. При этом сама Финляндия именовалась Великим княжеством Финляндским, а русский император являлся Великим князем Финляндским и был главой исполнительной власти. Законодательная власть принадлежала сословному Сейму, а исполнительная (с 1809 года) ‒ Правительствующему Сенату из 12 человек, избранных Сеймом.

По существу, Финляндия обладало всеми атрибутами государственности, свойственными полноправному субъекту Федерации (при том, что самой Федерации в тот период не существовало) и находилась под личным протекторатом императора. Другие же органы государственной власти России не имели возможности каким-либо образом влиять на социально-политические процессы в этом регионе. При этом уровень жизни финского населения значительно превосходил общероссийский. Об этом свидетельствует, по крайней мере, тот факт, что одновременно с Конституцией финским крестьянам была дарована вольность, то есть отменено крепостное право, а ее элита, прежде всего, военно-политическая, органично вошла в общероссийскую. Это объясняется тем, что в вопросах военной безопасности Финляндия, расположенная на стратегически важном для России направлении играла роль ее важнейшего форпоста на северо-западном направлении. И поэтому консолидация финского общества в общероссийскую систему в основном шла по линии военно-политической интеграции, посредством привлечения представителей ее элиты на военную службу.

Таким образом, административное устройство Российской империи, несмотря на самодержавный характер политического режима, было по своей структуре пестрым и многоуровневым. А власть метрополии на окраинах была лишь символической. Правительство России предпочитало не вмешиваться во внутренние дела провинций, довольствуясь при этом признанием им лояльности национальных элит.

Наиболее наглядный пример этому развитие, так называемого «остзейского» вопроса в середине XIX века.

Прибалтика или как ее называли в России «Остзейский край» — в период с 1801 по 1876 годы включала в себя три провинции: Лифляндию, Эстляндию и Курляндию, соединенные в отдельное генерал-губернаторство Российской империи. Характерным признаком ее являлось функционирование в крае особого режима, отличающегося от системы общероссийской государственности, доминированием немецкого языка, лютеранства, а также особым сводом законов, судопроизводством, управлением и т.д. При этом титульное население края по существу подвергалось насильственному ассимиляции со стороны представителей немецкой общины, доминировавшей в крае.

В этом и заключалась суть «остзейского», или, как его обозначали в правительственных документах, «балтийского», вопроса сводившаяся к коллизии, связанной с положением двухмиллионного коренного населения края — латами и эстами. С одной стороны, их «онемечивали» остзейское меньшинство и лютеранская церковь, а с другой — стремились обрусить и прорусски настроить центральная власть и православная церковь.

Пик обсуждения этого вопроса пришелся на вторую половину 60-х годов XIX века по ряду причин.

Во-первых, именно в это время ясно обозначились политико-культурные противоречия романо-германского и славянского миров, наметилось противостояние немецких (или, скорее, прусских) и русских политических интересов.

Во-вторых, внутри России с новой силой проявилось влияние так называемой «немецкой партии» при дворе, которая, всячески поддерживая остзейских немцев, да и вообще иностранцев, в карьерных и имущественных делах, тем самым, по мнению многих, пренебрегала государственными интересами России.

В-третьих, в эпоху реформ (1860 ‒ 1870 годы), либерализации общественной жизни и наметившегося подъема международного престижа России, укрепления ее целостности и роста правового порядка во внутреннем управлении диссонансом звучали требования остзейских немцев о расширении автономии края, который, по сути, выпадал из правового поля общероссийского законодательства, так как система «остзейского права» утверждала приоритет местных законов над общими, а препятствия, чинимые деятельности в крае православной церкви, издевательства местных баронов над «туземцами», подчеркнуто пропрусская ориентация интеллигенции, предпочитавшей получать образование в германских университетах и не «замечавшей» русской культуры.

Все это закономерно будоражило общественное мнение России, опасавшегося, как писал Ю.Ф. Самарин, «признания балтийского германизма за политическую национальность»; успехов германизации «тyзeмцев», сближения их с немцами против «русских начал» за создание особого остзейского «государства в государстве» [13, с. 140], т.е. всего того, что и составляло цель программы действий остзейцев.

Что касается практической программы, то все русские оппоненты остзейских немцев сходились на следующих требованиях: утвердить русские государственные начала в Прибалтике ‒ управление по общероссийскому образцу, общерусское законодательство, русский язык в качестве государственного; уравнять в Прибалтике в правах с немцами коренное население края, в первую очередь русских; провести земельную реформу в крае: наделить крестьян землей по русскому образцу реформы 1861 года; включить в программы школ преподавание русского языка, с тем чтобы подготовить в будущем обрусение края; реформировать суд ‒ ввести институт присяжных и выборы местных судей по русскому образцу; осуществить реформу городского управления; поддержать православие в крае.

Проблема символического присутствия в органах управления в целом была характерна и для других национальных окраин России. В этом заключался, с одной стороны залог лояльности местной элиты, которую устраивал данный статус-кво, с другой, – слабость позиций России в управлении национальными окраины, постепенно формировало условия для превращения ее в конфедеративное государство.

Лишь на рубеже XIX ‒ XX веков царское правительство начало так называемую политику «русификации окраин», суть которой сводилась к ведению в школах преподавания русского языка, а также переводу документации на русский язык. Но даже эти робкие попытки вовлечения в единое социально-культурное пространство встретили решительное сопротивление со стороны местных элит, особенно, в Армении, Польше, Финляндии и ряда других национальных окраин России. Поэтому революция 1905-1907 годов сняла данный вопрос вообще с повестки.

Из общей сложившейся системы национально-государственного устройства, характеризующейся слабостью центра-метрополии в национальных окраинах выделяется своим особым статусом Украина. Следует отметить, что Украина также обладала, практически с момента своего вхождения в состав России, автономией. Ее основу заложили так называемые Мартовские статьи (1654 года), определившие административно-территориальное устройство Украины.

Основной спецификой данного устройства являлась привязка к исторически сложившимся войсковым формированиям. Таким образом, формы военной организации Украины были одновременно и ее государственными формами: полки и сотни стали территориальными административными единицами.

Все должностные лица трех урядов ‒ генерального, полкового, сотенного ‒ избирались на общих собраниях: войсковой, полковой, стенной радах. Генеральный уряд состоял из гетмана и генеральной старшины. Высшим распорядительным органом была Войсковая и Генеральная рада, позже превратившаяся в Раду генеральной старшины.

В руках гетмана сосредоточивались функции власти и управления: он командовал войском, располагал высшей судебной властью, пересматривал решения генерального судьи, издавал универсалы, в которых устанавливались общие правовые нормы.

Контроль за деятельностью украинских властей с 1663 года осуществлял Малороссийский приказ, в 1722 году превращенный в Малороссийскую коллегию, надзиравшую за судебными и административными органами (гетманом, генеральным судьей и войсковой канцелярией).

В 1734 году гетманская власть была упразднена, казацкое войско поставлено под командование русского фельдмаршала, а управление Украиной передано царскому резиденту. Но уже в 1747 году был издан указ о восстановлении гетманства на Украине (при Елизавете Петровне), вновь расширилась автономия Украины, в подчинение гетману была передана Запорожская Сечь.

В 1764 году (при Екатерине II) гетманство вновь упраздняется, для управления Украиной создается новая Малороссийская коллегия во главе с президентом, вводится должность Генерал-губернатора Малой России (коллегия состояла из четырех украинцев и четырех русских, при этом должности президента и прокурора не могли занимать украинцы).

Войсковая и Генеральная рада представляли собой собрание украинских властей, верхушки городских жителей из числа шляхты и казачества. Со временем сужалась ранее неограниченная компетенция Войсковой рады: она стала созываться только для избрания гетмана и генерального уряда. В связи с этим Войсковая рада заменяется Радой войсковой старшины, в которой участвовали войсковой старшина и полковники. Местное управление на Украине также совпадало с военным делением. После ликвидации польских органов местного управления (1686 год) полковые власти подчинили себе не только казаков, но и крестьян и мещан (в городах и местечках).

В 1783 году на Малороссию (Украину) распространяется действие Учреждения о губерниях 1775 года. В 1796 году (при Павле I) было восстановлено прежнее судоустройство, существовавшее до 1783 года и лишь в 1864 году, в результате административной реформы территория Украины была разделена на губернии. Таким образом, практически до 1864 года Украина, также как большинство других национальных окраин, обладала автономией в управлении. Центральная же власть осуществляла в основном контрольные и распорядительные функции.

В целом же на анализе основных этапов реализации национально-государственной политики России в дореволюционный период можно констатировать, что ее смысл и содержание определялись интеграцией народов, населяющих ее территорию. При этом, во всех регионах в различное время и различными способами присоединенными к России, сохранялся традиционный для них уклад жизни и управления, главным условием которого являлась, как выше было отмечено,  лояльность элит высшей власти.  Во всех же остальных вопросах управления местные национальные элиты были абсолютно суверены.

Бочарников Игорь Валентинович,руководитель Научно-исследовательского центра проблем национальной безопасности, профессор кафедры «Информационная аналитика и политические технологии» МГТУ имени Н.Э. Баумана, доктор политических наук, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса

Источник: Человеческий капитал (PDF, ~7 Мб).

Литература и источники

  1. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. ‒ СПб., 1869. ‒ Ч.2.  ‒ С.562.
  2. Геополитика и мировое развитие. Учебное пособие //Под ред М.И. Ясюкова. ‒ М.:ВА ГШ., 1995. ‒ С.8.
  3. Зубов А. Советский Союз: из империи — в ничто? «Полис», 1992, №№ 1-2, с.58.
  4. Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В 2 т. -Т.1. ‒ М, 1992. ‒ С.257.
  5. Лаппо-Данилевский А.С. Идея государства и главнейшие моменты ее развития в России со времени смуты и до эпохи преобразований //Полис. –1994. ‒ №1. –С.179.
  6. Национальная политика России: история и современность. М., 1996. ‒ С. 303
  7. Ниринянц  А.А. Политическая мысль России. Творческие портреты. Михаил Петрович Погодин //Вестник моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. ‒ 2001. ‒ № 4.
  8. Общая теория безопасности (актуальные методологические и социально-политические проблемы /Под ред. А.И.Позднякова. ‒ М.:ВА ГШ, 1994.  ‒ С.298.
  9. Овсянникова О.А. Личность эпохи – Василий Витальевич Шульгин  //Геополитический журнал. – 2015. – №2. – С. 91-96.
  10. Пресняков Е.А. Российские самодержцы. –М.,1990. –С187.
  11. Россия: Опыт национально-государственной идеологии /В.В.Ильин, А.С. Панарин, А.В. Рябов; Под ред. В.В.Ильина.  –М.: Изд-во МГУ, 1994. –С.10.
  12. Русско-дагестанские отношения в XVIII ‒  начале XIX вв.: Сб. документов /Под ред. В.Г.Гаджиева и др. ‒ М.: Наука, 1988.
  13. Самарин Ю.Ф. Соч. Т.8. С.140-174.
  14. Соловьев С.М. Публичные лекции о Петре Великом.  ‒  М.,1884. ‒ С.77.
  15. Тойнби А. Постижение истории. –М.:Прогресс, 1990.
  16. Тэпс Д. Концептуальные основы  федерализма. –Спб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002.
  17. Юзефович Т.  Договоры России с Востоком: политические и торговые. ‒ СПб., 1869.

nic-pnb.ru

Дореволюционный период

Количество просмотров публикации Дореволюционный период - 597

История развития экскурсионного дела в России.

Лекция 5

Ляшенко С.В.

Политика Александра III.

· 1881-1894

· Александра не готовили на престол. Он получил обычное для великих князей военное образование. Особыми успехами в учебе не отличался. Педагоги считали его старательным тугодумом.

· ʼʼЕвропа может и подождать, пока русский царь рыбачитʼʼ, - сказал он однажды, желая подчеркнуть свой вес в мировой политике, и действительно отправляясь на рыбалку.

· Император Александр III выбрал курс на укрепление самодержавия, который проявился в следующих мерах:

· обнародован Манифест о незыблемости самодержавия,

· восстановлена цензура, начинаются гонения на демократическую печать,

· ограничена автономия университетов,

· введение института земских начальников для контроля органов крестьянского самоуправления,

· отказ от принципа всœесословности в деятельности земств и городских дум,

· ограничение полномочий земств, усиление контроля над ними со стороны губернатора,

· ограничение принципов гласности в судопроизводстве, несменяемости судей.

· Некоторые историки и общественные деятели (к примеру, Б.Н. Кавелин) называют политику императора реакционной. Другие считают, что политика Александра III была консервативной, она опиралась на исторические традиции.

· Экономическая политика базировалась на финансовой поддержке развития крупной промышленности и укреплении финансов:

· 1892 - на должность министра финансов был назначен Сергей Юльевич Витте,

· он восстановил давно забытую винную монополию, доходы от винной монополии стали составлять всœе более значительную часть государственного бюджета (критики правительства не без оснований говорили о ʼʼпьяном бюджетеʼʼ),

· в 1893 году в России начался небывалый промышленный подъем (охватил прежде всœего те отрасли, которые получали правительственную поддержку - черную металлургию и машиностроение),

· были подписаны указы, направленные на сохранение и укрепление крестьянской общины,

· приняты законы, заложившие основы рабочего законодательства (запрет труда детей, не достигших 12 лет, запрет ночного труда женщин).

Основные направления внешней политики Александра III.

· Александр III получил прозвище Миротворец, так как Россия в его царствование не вела войн.

· Образование военно-политических блоков:

· образование Тройственного союза (1882).

· Когда начался мировой сельскохозяйственный кризис, германское правительство обложило высокими таможенными пошлинами зерно, ввозившееся из России. В свою очередь Россия повысила пошлины на товары из Германии. Между двумя странами разгорелась таможенная война.

· образование франко-русского союза (1993).

· Заключение договора между Россией и Францией помогло восстановить равновесие в Европе, нарушенное усилением Германии и распадом ʼʼСоюза трех императоровʼʼ.

Керівник Букаренко О.А.

м.Луганськ 2013

1. Зарождение экскурсионного дела в России.

2. Появление первых туристско-экскурсионных организаций.

3. Начало систематизации накопленного опыта.

1.Начало развития экскурсионного дела в России приходится на II половину XVIII и тесно связано с развитием педагогики. Передовые по тому времени педагоги Н. И. Новиков, Ф. И. Янкович де Мериево, В. Ф. Зуев высказывали идеи о целœесообразности организации для детей ʼʼпрогулок в природуʼʼ. Эти идеи черпались из переведенных на русский язык произведений известного чешского педагога Я. А. Коменского, который придавал большое значение наглядности в системе обучения и воспитания. Использование экскурсии как активного метода обучения поддержал выдающийся русский педагог и ученый К. Д. Ушинский. Благодаря деятельности педагогов, рекомендации о проведении школьных экскурсий нашли отражение в ʼʼУставе народных училищʼʼ (1786 ᴦ.), а в ʼʼШкольном уставеʼʼ (1804 ᴦ.) указывалось, что следует проводить не только ʼʼпрогулки в природуʼʼ, но и совершать экскурсии на мануфактуры, в мастерские ремесленников и на другие предприятия. При этом такие экскурсии проводились крайне редко, в данный период практиковались природоведческие экскурсии и вообще экскурсии по естественнонаучной тематике, которые представляли собой пешие прогулки учащихся с учителœем. Со временем экскурсию как метод обучения стали использовать не только учителя школ, но и педагоги отдельных коммерческих училищ и высших учебных заведений.

Вместе с учебными постепенно появлялись и первые внеучебные экскурсии. Рост их числа приходится на II половину XIX века. Внеучебные экскурсии были немногочисленными, случайными и носили развлекательный характер. Размещено на реф.рфВ них участвовали только представители господствующего класса, совершавшие путешествия в основном в Крым и на Кавказ.

В это же время в Петербурге, Москве, Екатеринославе (ныне Днепропетровск) и других городах с развитой промышленностью по инициативе научных обществ создавались художественно-промышленные выставки и музеи. Их открытие сыграло важную роль в развитии экскурсионного дела, так как положило начало появлению новых для того времени, музейных экскурсий. В них впервые делалась попытка осуществить экскурсионное общение не только с детьми, но и со взрослыми, то есть всœей массой экскурсантов. Так, в 1872 ᴦ. в Москве был открыт Политехнический музей, где проводились первые внешкольные экскурсии, их называли ʼʼвоскресные объяснения коллекцийʼʼ.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, в течение начального периода развития экскурсионное дело базировалось на основах школьной педагогики. При подготовке и проведении экскурсий учителя и методисты исходили из задач и требований общеобразовательной школы, этими же требованиями определялись признаки и функции экскурсий.

2.Наиболее образованные и передовые люди для совместного времяпрепровождения и общения создавали небольшие по составу организации – общества и клубы, существовавшие на их личные средства или на средства крупных меценатов. Так, в 1877 ᴦ. в Тифлисе было основано ʼʼОбщество любителœей естествознанияʼʼ, члены которого совершали экскурсии в целях изучения географии, этнографии, флоры и фауны. Οʜᴎ не только сами познавали природу, культуру и историю края, но и проводили экскурсии для тех, кто интересовался данными вопросами.

В 1890 ᴦ. в Одессе появился Крымский горный клуб. Члены клуба вели активную работу по организации путешествий и экскурсий. С 1891 по 1915 год они издавали журнал ʼʼЗаписки Крымского горного клубаʼʼ, в котором публиковали отчеты экспедиций, описывали маршруты путешествий и экскурсий и условия их проведения. Среди экскурсантов наибольшим успехом пользовались экипажные экскурсии. Сначала их проводили на обычных телœегах, с получением доходов клуб стал арендовать экипажи. С ростом популярности клуба росло количество экскурсантов. В случае если в 1897 ᴦ. в экскурсиях приняло участие 3000 человек, то в 1902 ᴦ. – 8000.

В 1895 ᴦ. создается Российское общество туристов (РОТ), объединившее несколько немногочисленных клубов и распространившее свое влияние на отдаленные территории России. РОТ ставило своей целью распространение всœех видов туризма, содействие занятиям физическими упражнениями, имеющими отношение к туризму, а также проведение научных исследований в области географии, истории, этнографии, естествознания. Задачами общества были организация экскурсий по крупным городам России и знакомство туристов с природой Крыма, Кавказа, Урала, Средней Азии. В основном РОТ было популярно в аристократических кругах.

Развитию экскурсионного дела в России способствовала организация в 1900 ᴦ. в Москве и деятельность Русского горного общества. Его учредителями стали такие ученые, как Д. И. Анучин, В. И. Вернадский, И. В. Мушкетов, П. П. Семенов-Тяньшанский, а членами являлись писатель В. А. Гиляровский, географы Ю. М. Шокальский, В. Е. Шуровский и другие ученые–энтузиасты. Общество издавало журнал ʼʼЕжегодник Русского горного обществаʼʼ, в котором освещалась его исследовательская и просветительская работа. Члены общества устраивали для желающих экскурсии и путешествия с возможностью отдохнуть в горном приюте, давали проводников для походов и восхождений в горы.

С 1902 ᴦ. по 1909 ᴦ. в Пятигорске функционировало Кавказское горное общество. Одним из направлений его деятельности было проведение экскурсий по определœенным маршрутам и под руководством его членов. В связи с ростом числа экскурсантов общество подготовило специальных руководителœей экскурсий, которые осуществляли общее руководство группой и давали пояснения об объектах, интересующих участников экскурсии. Появление подготовленных руководителœей экскурсий явилось шагом вперед в развитии экскурсионного дела в России.

В 1907 ᴦ. при РОТ была создана организация ʼʼЭкскурсии по Россииʼʼ, которая занималась вопросами проведения экскурсий по крупным городам и знакомила с природой Крыма, Кавказа, Урала, Средней Азии. Для этого комиссия открыла курсы по подготовке руководителœей экскурсий, на которых читали лекции общеобразовательного цикла и давали характеристику заданному маршруту.

В связи с ростом числа экскурсий и путешествий возникла крайне важно сть в координации туристско-экскурсионного процесса. Вследствие этого в 1910 ᴦ. была образована Комиссия по организации и осуществлению учебно-воспитательных экскурсий для учащихся средних учебных заведений Московского учебного округа. Впоследствии она была преобразована в постоянную Центральную экскурсионную комиссию под руководством В. И. Комарницкого. Комиссия располагала музеем и библиотекой по экскурсионным вопросам. Комиссия разработала опросный лист, в котором учебное заведение, направляющее экскурсантов, указывало количество учащихся, цель экскурсии, подготовленность к ней, ее связь с программой, количество и характер предшествовавших экскурсий. Были разработаны правила поведения экскурсантов. Также комиссия занималась организацией лекций для экскурсоводов. Комиссией выпускалась серия небольших иллюстрированных пособий-путеводителœей ʼʼСпутник экскурсантаʼʼ для проведения учебных экскурсий-прогулок по Москве и Подмосковью. Путеводители содержали описание маршрута͵ исходя из ʼʼпешеходно-трамвайныхʼʼ возможностей того времени, характеристику культурно-исторических памятников и памятных мест. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, как самостоятельный вид формируется городская экскурсия. На городских экскурсиях группы экскурсантов знакомились с памятниками и архитектурными сооружениями городов, прежде всœего Москвы.

3.К концу 19 – началу20 века по вопросам организации и проведения экскурсий был накоплен немалый опыт.

Интерес к экскурсионной работе и ее методике нашел отражение в появлении соответствующих периодических изданий. Так, с 1889 по 1913 год РОТ ежемесячно выпускало журнал ʼʼРусский туристʼʼ. В 1914–1916 гᴦ. выходили журналы ʼʼЭкскурсионный вестникʼʼ (Москва), который издавал также путеводители по различным маршрутам, ʼʼРусский экскурсантʼʼ (Ярославль), ʼʼШкольные экскурсии и школьный музейʼʼ (Одесса).

Вопросы методики проведения экскурсий были предметом обсуждения на педагогических съездах и совещаниях в течение 10 лет, с 1906 по 1916 год.

Известные педагоги и методисты Д. Н. Кайгородов, В. В. Половцев, Е. А. Звягинцев, Н. Г. Тарасов, С. П. Аржанов, Н. П. Анциферов, В. А. Герд, И. М. Гревс, Б. Е. Райков стали заниматься систематизацией материала по экскурсионному общению. Ими было положено начало разработки вопросов теории и методики экскурсионного дела на базе обобщения опыта экскурсионной работы с учащимися.

Наиболее значительным событием в развитии методики экскурсионного дела в данный период явился выход в 1910 ᴦ. книги Б. Е. Райкова ʼʼШкольные экскурсии, их значение и организацияʼʼ. В работе впервые были четко сформулированы основные принципы методики проведения школьных экскурсий преимущественно по естественнонаучной тематике, а также по другим предметным экскурсиям с учетом программных требований школы того времени.

Подводя итоги дореволюционного периода развития экскурсионного дела в России, можно отметить следующее.

Экскурсионное дело развивалось главным образом как метод обучения и проведения сначала учебно-программных, музейных а затем внемузейных и дальних экскурсий. С 1907 ᴦ. по 1917 ᴦ. появились первые экскурсионные организации и началась научная выработка теории экскурсионного дела в России.

Несмотря на очевидный подъем туристско-экскурсионной деятельности в конце 19 - начале 20 века, она не получила широкого распространения и не стала общедоступной, другими словами, не приобрела массовый характер, оставшись индивидуальной и элитарной, продолжая держаться на энтузиазме отдельных лиц.

Коренной перелом в туристско-экскурсионной работе в России произошел после Октябрьской революции 1917 ᴦ., когда она стала строиться на государственной основе.

referatwork.ru

Пенитенциарное право России в дореволюционный период. Уголовно-исполнительная система и основные направления её реформирования

Похожие главы из других работ:

Анализ полномочий Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

§1.Государственная Дума России в дореволюционный период

В отличие от многих европейских стран, где парламентские традиции складывались веками, в России первое представительное учреждение парламентского типа (в новейшем понимании этого термина) было созвано лишь в 1906 году...

Государственная власть и местное самоуправление в РФ

1.1 Дореволюционный период развития местного самоуправления в России

История местного самоуправления и его нормативной институционализации имеет достаточно длительный период, начиная от зарождения и поэтапной эволюции до его современных форм...

Государственная служба в Российской Федерации, ее виды

1.1 Дореволюционный период становления и развития института государственной службы в России

Институт государственной службы в России имеет достаточно глубокие исторические корни. Еще в древней Руси закладывались одновременно основы государственного управления и, разумеется, института государственной службы...

История возникновения гражданского права

2.1 Гражданское право в дореволюционный период

Не осталась в стороне от этих кодификационных течений и Россия. Выше было указано, что потребность в кодификации ощущалась у нас уже на всем протяжении XVIII века. Начиная с Петра Великого...

Наследование по завещанию

1.1 Развитие наследования по завещанию в дореволюционный период

Развитие наследования по завещанию в России в историческом аспекте позволяет проследить путь эволюции наследования в общем, и по завещанию в частности...

Наука уголовно-исполнительного права и история ее развития

1.1 Пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X -- XVII вв.)

В качестве первого этапа выделяется пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X -- XVII вв.) Формирование уголовно-исполнительного законодательства началось при становлении государственности Древней Руси...

Общая характеристика преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности

1.1 Дореволюционный период

Человек имеет место на свободное самоопределение в области половых отношений. Общество не может терпеть в этой сфере насилия, в какой бы оно не проявилось форме, или грубой физической силы или тонких увещеваний...

Общий обзор истории криминологии

Глава 2. Развитие криминологии в России. Дореволюционный период

Впервые преступность в России систематически начала изучаться в рамках социологической школы уголовного права. Первым криминалистом, признавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности...

Правовая природа государственной службы в Российской Федерации

1.2 Государственная служба в дореволюционный период

Вопросами организации государственной службы, карьеры чиновников, прохождения службы в соответствии с действующими законами занимались соответствующие органы управления...

Правовое регулирование гражданства детей в Российской Федерации

2.1 Правовая регламентация гражданства детей в дореволюционный период в России

Гражданство обычно передается рождением от родителей к детям. По законам Российской империи изменение подданства детей в связи с изменением подданства родителей допускалось согласно следующим правилам: дети иностранцев...

Развитие уголовно-исполнительного права России

1.1 Пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X -- XVII вв.)

В качестве первого этапа выделяется пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X -- XVII вв.) Формирование уголовно-исполнительного законодательства началось при становлении государственности Древней Руси...

Реализация права наций на самоопределение в первые месяцы Советской власти

1. Дореволюционный период

...

Система государственного управления в сфере социального обеспечения

1.2. Петровское время и дореволюционный период

В период царствования Петра первоначально преобладало карательное и полицейское начало. Указами молодого царя 1691 и 1694 гг. профессиональных нищих предписывалось наказывать кнутом и ссылать в Сибирь. В 1700 г. старых...

Становление и современное развитие криминологии

Глава 2. Развитие криминологии в России. Дореволюционный период

Впервые преступность в России систематически начала изучаться в рамках социологической школы уголовного права. Первым криминалистом, признавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности...

Сущность коллективной формы отбывания наказания в Российской Федерации

Параграф 1.1 Дореволюционный период

Начиная с 70-х годов XIX века, в российской документации, имеется большое количество материала по поводу отбывания наказания осужденными к лишению свободы. Они состоят, во-первых, из официальных печатных отчетов, обзоров...

pravo.bobrodobro.ru

Общая характеристика российского государства в дореволюционный период

Вопрос о возникновении российского государства является одним из дискуссионных в отечественной науке. По мнению историков, к числу которых относятся такие известные дореволюционные ученые как В. О. Ключевский, С. М. Соловьев, Н. М. Карамзин и др., Российское государство зародилось в IX в. До недавнего времени, эта точка зрения была господствующей в исторической науке и Древнерусское государство, возникшее на территории России именовалось «Киевская Русь», либо коротким словом «Русь».

Развитие Российского государства представляло собой достаточно длительный исторический процесс, растянувшийся на века. Несмотря на многообразие существующих мнений о периодизации российской государственности, наиболее признанной и вызывающей наименьшее количество нареканий является точка зрения С. М. Соловьева, который выделял несколько периодов в истории развития российского государства:

Первый период - русское государство в период господства родового строя. Он продолжался со времен Рюрика до времен правления Андрея Боголюбского (около 1111 — 29 июня 1174 г.).

Второй период - русское государство в период борьбы родового и государственного строя – от Андрея Боголюбского до Ивана Калиты (1288 — 31 марта 1340 г.).

Третий период – русское государство в период объединения русских земель вокруг Москвы — от Ивана Калиты до Ивана III (22 января 1440 — 27 октября 1505).

Четвертый период – русское государство от Ивана III до пресечения династии Рюриков (начало XVII в.).

Пятый период - вступление России в систему европейских государств — от первых Романовых до середины XVIII в.

Шестой период — новый период истории России — от середины XVIII в. до великих реформ 1860-х годов.

Историк особо подчеркивает, что каким бы важным нам не показалось историческое событие, которое мы называем татаро-монгольским завоеванием, оно не дает права с половины XIII в. прерывать естественную нить событий, приведших к возникновению могущественного Российского государства, которое, судя по приведенной периодизации, возникло не ранее XIV в.[1]

В. О. Ключевский относит возникновение Российского государства на более ранний период: Киевское княжество он считает первой формой Русского государства — IX в.[2]

Иной точки зрения придерживался наш современник Л. Н. Гумилев, который в своей работе «От Руси до России» считал, что татаро-монгольское нашествие опустошило неокрепшее Древнерусское государство и привело к его исчезновению. Позднее на его месте возникает могущественное Российское государство. Таким образом, Л. Н. Гумилев полагал, что в истории российской цивилизации существовали два самостоятельных государства: Древнерусское государство и Российское государство. Данная позиция не является господствующей в исторической науке, но некоторые современные теоретики ее поддерживают[3].

Приведенная периодизация позволяет нам сделать определенные выводы о форме государства и его функциях, в тот период времени.

Поскольку данный этап растянулся практически на тысячу лет, то форма правления российского государства также непрерывно менялась на протяжении столетий: раннефеодальная монархия (IX-XII в.в.), сеньориальные монархии и республики (Новгород, Псков) в период феодальной раздробленности (XII –XIVв.в.), монархия в период создания русского централизованного государства (вторая половина XIV в. – первая половина XVI в.), сословно-представительская монархия (середина XVI в. – середина XVII в.), абсолютная монархия (вторая половина XVII в. – начало XX в.) и дуалистическая монархия (1905 г. – февраль 1917 г.), республика (1 сентября 1917 г. – 25 октября 1917г.).

Форма государственного устройства прошла путь от унитарных государств (русские княжества) до Российской империи. Форма политического режима отличалась разносторонностью от «вечевой» демократии в Новгороде и Пскове, демократии в буржуазной республике (с 1.09.1917 по 25.10.1917) до антидемократического политического режима (государственный режим – абсолютизм, с 1905 по март 1917 г. – дуализм) при «самодержавии» российского императора – «помазанника божьего». Единого мнения о форме политического режима дореволюционного российского государства нет, т.к. одни ученые считают его авторитарным, другие феодально-теократическим, третьи в качестве формы государственного режима называют абсолютизм, с последующим переходом к дуализму. Поэтому до сих пор учеными ведутся дискуссии, что говорит о сложности рассматриваемого вопроса (например, большинство представителей исторической науки считают невозможным определиться с периодизацией российской государственности по критерию формы государства[4]).

Однако, несмотря на дискуссионность данного вопроса, по мнению автора все же можно сделать вывод, что начиная с IX в. до 1.09. 1917 г. в России преобладала монократическая форма государства, характеризующаяся единовластием главы государства (Великого князя, Государя, Царя, Императора), отсутствием принципа разделения властей, местного самоуправления (за некоторыми исключениями, например в 1860-1870 гг. в период земской и городской реформ при Александре II), наличия государственной идеологии – защита самодержавия («За веру, царя и отечество»).

Функции государства сводились к защите территории и его границ от внешних угроз, поддержания господства правящего класса, обеспечения общественного порядка, сбора налогов.

Однако, по мнению теоретиков, несмотря на то, что в Российском монархическом государстве восточно-деспотического типа не сложилось уважительного отношения к праву и закону, в нем было заложено немало традиций, которые во многом определили дальнейшее развитие российской государственности, придали ей уникальность и самобытность. К наиболее важным отечественным традициям следует отнести: общинность, соборность, державность (государственность), патриотизм, социальную справедливость, приоритетную ценность труда, духовность.

По мнению В.М. Корельского: «Традиционный идеал (менталитет) народов России — сильное централизованное государство, способное обеспечить необходимый порядок, целостность общества, защитить страну от иноземных нашествий. Державность включает в себя ратную службу государству, готовность защитить его суверенитет. Российскому менталитету не присуще противопоставление общества государству: общинность и державность сглаживали противоречия, отчужденность между государством и человеком»[5].

[1] Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России / С. М. Соловьев. – М., 1989. С. 28.

[2] Ключевский, В. О. Курс русской истории. Т. 1 / В. О. Ключевский. – М., 1987. С. 159.

[3] Кашанина Т.В. Происхождение государства и права: учеб. Пособие / Т.В. Кашанина. – М.: Высшее образование, 2009. С.116.

[4] История государства и права России: Учебник / под ред . Ю.П. Титова. – М.: Издательство Проспект, 2001. С.7.

[5] Теория государства и права: учебник / отв. ред. В.Д. Перевалов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2009. С.192.

kursak.net

Дореволюционный период развития управления в России.

Производство Дореволюционный период развития управления в России.

Количество просмотров публикации Дореволюционный период развития управления в России. - 678

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Дореволюционный период развития управления в России.
Рубрика (тематическая категория) Производство

Построение административно-командной системы управления. Становление базовых школ управления в СССР.

Советская управленческая мысль в 20-30 годы XX века.

Дореволюционный период развития управления в России

Тема 5. Развитие управления в России.

История отечественного менеджмента тесно связана с историей предпринимательства, ведущего отсчет с момента образования государства, то есть с Древней Руси. В случае если до конца XVII столе­тия в предпринимательстве доминировала торговая деятель­ность, то начиная с Петра Великого, то есть с начала XVIII сто­летия, бурно развивается промышленное предпринимательство, что диктуется, прежде всœего, внешними факторами, а именно длительной Северной войной. Дальнейшее развитие предпри­нимательство получило в эпоху Екатерины II: появляются дво­рянское предпринимательство и даже крестьянское, создаются первые акционерные компании и коммерческие банки. Нако­нец, получают хождение первые бумажные деньги (ассигнации).

Настоящий бум в российском предпринимательстве наступил во второй половинœе XIX столетия, после отмены крепостно­го права и серии важных реформ. Период думской монархии (1907-1917гᴦ.) стал временем консолидации предприниматель­ского общества, борьбы за свободу частного предприниматель­ства, что стимулировало создание общественно-политических и профессиональных организаций российской буржуазии. Глав­ной особенностью развития российского предпринимательства следует считать постоянную и весьма устойчивую тенденцию к вмешательству государства в деловую сферу. Отметим, что юри­дические гарантии предпринимательской деятельности стимули­ровали деловую активность как в годы Великой реформы Алек­сандра II, так и в наше время, в годы перестройки. Что касается предпринимателœей в дореволюционной Россия то для них первоочередной была прибыль, и они совершали операции в самых разных отраслях, там, где высокая норма прибыли. Но во второй половинœе XIX в. в предпринимательской деятельности во всœех сферах экономики появились определœенные трудности. По этой причине коммерсанты-менеджеры стали специализироваться в определœенных областях (не хватало знаний практического менеджмента). Οʜᴎ становились или фабрикантами, или торговцами, или банкирами. В начале XX в. на смену специализации! вновь пришла универсализация, связанная с развитием обшей системы управления, менеджмента. Акцент делался на том, что если бизнесмен-менеджер занимает достаточно высокий пост, то он должен быть экспертом во многих областях: в области финасирования, сбыта͵ производства и т. д.

Дореволюционный период развития управления в России. - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Дореволюционный период развития управления в России." 2014, 2015.

referatwork.ru

Становление и развитие теории государства и права в России в дореволюционный период

Вначале XIX в. выходят первые русские работы по энциклопедии права. «Первым были сочинения Сандунова (1820 г.) и Смирнова (1821 г.) «О способе изучения Российских законов».

В 1831 г. были опубликованы «Пособия и правила изучения Российских законов или материалы к энциклопедии, методологии и истории российского права» П. Дегая. Общая часть работы состоит из двух разделов: 1) предмет законоведения - законы; 2) науки законоведения. Значительное внимание автор уделяет соотношению естественного и положительного права, понятию закона, истории русского права. Другим крупным изданием являлась «Энциклопедия законоведения» К. Неволина. По его мнению, начало систематическому изучению законов было положено древними римлянами. В дальнейшем были отделены друг от друга и стали рассматриваться как самостоятельные науки: философия законодательства, государственные законы, гражданские законы, уголовные законы и др. При таком множестве наук для сохранения связи между ними требовалась особая наука, которая служила бы общим введением в науку законоведения.

Таким образом, под «энциклопедией законоведения» К. Неволин понимал самостоятельную науку - теорию «наук законоведения» и одновременно их сокращенное изложение. В данном случае его энциклопедия призвана была заменять теорию права и служить связующим звеном между «философией права» и науками о законах.

О задачах и особенностях энциклопедии права вообще писали и другие теоретики права. Так, А. Котельников отмечал, что «на юридическом факультете изучению положительного законодательства принято предпосылать преподавание энциклопедии права. Эта наука, служа введением в круг юридических наук, должна дать, конечно, ясное и точное определение права; объяснить, что такое «юридическая норма», «юридический институт», выяснить деление права, источники его; определить субъект и объект науки; указать на формы развития и прекращение различных форм права, и прочее и прочее». Причем необходимым основанием юридического образования он называет философию права. Энциклопедия же права сводилась к краткому очерку развития всех юридических наук.

В дореволюционной России предмет энциклопедия законоведения читался слушателям на первом курсе юридических факультетов университетов, до введения в 1835 г. нового устава русских университетов. После введения устава она стала называться «энциклопедией права». Состав и содержание этого предмета, как и его научное значение, определялись различно. Согласно самому университетскому уставу 1835 года энциклопедия права состояла из двух частей: 1) энциклопедия юридических и политических наук; 2) история философии права.

Потребность в энциклопедии права, как особом предмете преподавания, была вызвана необходимостью сообщить слушателям предварительные сведения о праве. Дать некоторый философский базис для дальнейшей научной работы. Подготовить обучаемых к восприятию отраслевых юридических наук.

Энциклопедия права, не раскрывая детально процесса познания права, руководствуясь уже готовыми юридическими понятиями, выработанными теорией права, и была кратким обзором всего состава юридических наук, читаемых на юридических факультетах, или специальной дисциплиной философского характера

В ХIХ веке господствующей доктриной в юриспруденции (и в науке в целом) становиться позитивизм. Позитивная юридическая наука должна изучать только факты. Поэтому философия права, изучавшая основные начала юриспруденции, должна была быть заменена теорией права. Последняя представлялась наиболее известными позитивистами преимущественно как дисциплина, обобщавшая данные отраслевых юридических наук. Потребность в обобщенной системе юридических знаний, вытекающая из факта того, что право невозможно наблюдать в его целостности, вылилась первоначально в конкуренцию философии права и энциклопедии права. Особенно ярко это проявилось в России.

Ко второй половине XIX в. относится и возникновение отечественной теории государства и права, когда общее учение о праве излагается М.Н. Капустиным в сочинении «Теория права. Общая догматика» 1868 г. В этой работе вопросы права раскрывались с позиции юридического позитивизма, в соответствии с которым исследователя должна интересовать лишь формально-логическая обработка нормативного материала путем его систематизации и обобщения. М.Н. Капустиным посвятили свои работы исключительно вопросам теории права

Позже, в 1886 г. Выходят «Лекции по общей теории права» Н.М. Коркунова. Для него характерен социологический подход к изучению проблем государства и права. Его правовые идеи основывались на закономерностях развития общественных явлений. В трудах Н.М. Коркунова историко-социологический элемент играл значительную роль, он не признавал тогдашних немецких авторитетов в правовой науке и внимательно относится к специфическим явлениям русского юридического и политического быта. Право, по определению Н.М. Коркунова, есть не просто защита интересов, но разграничение их на частное и публичное права.

Учение о юридической природе государства и государственной власти описано монографии «Указ и закон» 1894 г. Коркунов отверг обычное понимание власти, как единой воли, господствующей над подданными государства. В его концепции государственная власть - не воля, а сила, вытекающая из осознания людьми их зависимости от государства как общественного союза, в котором принудительно устанавливается мирный порядок.

Подробно представлены взгляды автора на теорию разделение властей. Н.М. Коркунов обосновал, что разделение законодательной функции и исполнительной возможно и в абсолютной монархии. Тем самым он выражал идеи правового государства и стремился применить эту идею к российским условиям самодержавия.

Н.М. Коркунов пришел к выводу о том, что философия права и энциклопедия права утрачивают самостоятельное значение и являются подготовительными стадиями к образованию одной обобщающей дисциплины - общей теории права.

Юридическая наука в целом в России формировалась под заметным влиянием западноевропейской юриспруденции. Н.М. Коркунов, писал «какие-то полтораста лет мы почти успели наверстать отделявшую нас от западных юристов разницу в шесть с лишним столетий, хотя приходилось начинать с усвоения плодов чужой работы». Русские юристы могли пожаловаться «разве только на малое число людей, посвятивших себя научному изучению права, но никак не на их качество».Правда, труды этих российских ученых не получили в свое время признания как у современников на Западе, так и в послереволюционной России.

С конца ХIХ века теория права институционализируется и становится базовой, методологической дисциплиной. При этом она основываются на разных философских подходах - психологическом - Л.И. Петражицкий, неокантианском, гегельянском, естественно-правовом, либеральном, индивидуалистическом - Б.А. Кистяковский, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев.Постепенно в общую теорию права включается юридическое государствоведение, придав данной науке и учебному предмету соответствующее звучание в качестве «теории права и государства».

Особенно, среди ученых того времени, надо отметить вклад в теорию права М.М. Кистяковского. Он заявил о себе рядом работ по методологии социальных наук, общей теории права и государственному праву: «Сущность государственной власти», «Социальные науки и право» и др. Понятие права сводится им к четырем основным определениям: государственно-организационному, социологическому, психологическому, нормативному. Все эти понимания права равноценны, и, значит, подлежат самостоятельному изучению и разработке. В рамках этих интерпретаций понятие права понимается, как систематизация правовых явлений для решения чисто практических задач догматической юриспруденции. Право как совокупность правил, указывающих на то, как находить в действующих правовых нормах решения для всех случаев столкновения интересов.

Он считал, что этот процесс образования государства непременно нужно рассматривать, как минимум, в двух плоскостях. С одной стороны, важно исследовать, как впервые в недрах общества зародилось государство, с другой стороны, должен изучаться вопрос, каким образом в настоящее время, возможны новые государственные образования. Кроме этого он впервые обратил внимание на то, что вопрос о том, почему нужно повиноваться государственной власти, тесно связан с вопросом, каково ее происхождение. Таким образом, в теоретическую проблему о возникновении государства вносится политический момент. Отсюда, заключал он, множественность и неоднозначность теорий возникновения государства.

Г.Ф. Шершеневич отрицал договорную теорию возникновения государства. В частности, Он писал: «люди, не имевшие эмпирически приобретенного представления о государстве, не могли сознательно согласиться об учреждении такой формы общения». Он исходил из первичности государства по отношению к праву, то есть исключал возможность появления договора - юридического акта - раньше государства. Также резко отрицалась патриархальная теория происхождения государства. Теория исторически неверна, так как ни одно государство не образовалось без включения посторонних элементов.

Анализ происхождения государства основывался на трех факторах: социальный, экономический и фактор внешней угрозы. Государство, единственный источник права, а право - произведение государства и его функция. Как последовательный позитивист, он утверждал, что отличительной чертой права, понимаемого как совокупность норм, установленных государством, является его принудительный характер.

Шершеневич критиковал исторически сложившуюся философию права как философию естественного права. При этом он выступал за философию позитивного права, которая своими критическими исследованиями действующего права и понятийного аппарата юриспруденции и своими предложениями о совершенствовании права (положениями о том, каким должно быть право) должна решать важные задачи исследования права. Подобная позитивистская философия права, согласно Шершеневичу, включает в себя общую теорию права (в качестве теоретической части философии права), историю философии права и политику права.

Элементами государства, по его мнению, являются территория как предел действия государственной власти и соединение людей, в отношении которых эта власть действует. Но основу государства составляет государственная власть, т.е. способность властвующих делать свои веления фактором, определяющим поведение подчиненных. Инстинкт самосохранения, страх за свое благополучие и доверие к органам государства со стороны подданных составляют индивидуально-психологическую основу государственной власти. Передача этих чувств от одного поколения к другому образует ее коллективно-психологическую основу.

Научные труды Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, Г.Ф. Шершеневича стали весомым вкладом в развитие общетеоретической правовой мысли.

Мнение о том, что теория права должна считаться введением в изучение права, своего рода предисловием к правоведению, постепенно уступило место другому: наука теории права - это самостоятельная область знания. Общетеоретическая правовая наука еще какое-то время различала энциклопедию права и методологию права. Энциклопедия права читалась как специальная научная дисциплина в начале курса обучения и этим практически завершалась теоретико-философская подготовка будущих юристов.

megaobuchalka.ru